Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Когда в начале года Емануель готовился выступить против шапсугов, на левом фланге возникли некоторые за­труднения в управлении покорными нам чеченцами, кото­рые могли бы иметь последствием отложение их; эти недо­умения отклонены данными начальником области особыми инструкциями командовавшему тогда левым флангом гене­рал-майору Энгельгардту до составления впредь устава об управлении покоряющихся племен. Вследствие этих мер левый фланг оставался спокойным в течение всего года. Но в то же время шапсуги, собравшиеся в числе более пяти­сот человек, перешед границу нашу неподалеку от Екатеринодара, произвели в Черномории разные грабежи и убий­ства и, не довольствуясь этим, собрались опять к опусто­шительному набегу. Для предупреждения их замыслов и наказания за злодеяния Емануель выступил против них 29 января. Разделив войска на две колонны: первую —   под командою наказного атамана Черноморского войска Безкровного, вторую — под начальством Навагинского пол­ка полковника Флиге, при которой он сам находился, Ема­нуель переправился ночью через Кубань у Елисаветинского куреня и направил первую колонну к реке Дечика, а вто­рую — к реке Убину.

В эту же ночь шапсуги, в числе более 10 000 человек, собрались около этих рек с намерением напасть на Черноморию. 30-го числа обе наши колонны встретили неприя­теля и вступили в жаркое дело, которое продолжалось до самого утра.

Шапсуги с неимоверною дерзостью врубались неодно­кратно с шашками в ряды обеих колонн и, пользуясь ле­систым местоположением, занимали своей пехотой выгод­ные позиции, держась долго и упорно; но неприятель нако­нец везде был опрокинут и, претерпев сильное поражение и урон, спасся бегством. Генерал-майор Безкровный, предво­дительствуя повсюду лично, окруженный горцами, получил три сильные раны шашками, и под самим Емануелем ра­нена была лошадь. Прогнав и рассеяв таким образом не­приятеля, обе колонны расположились лагерем около са­мой реки Убина.

Потери наши в этот день составили: убитыми нижних чинов — 8, ранеными — генерал один, обер-офицеров — 4, нижних чинов — 50; лошадей убито 10, ранено 23, контуженных: обер-офицеров—2, рядовых — 3, без вести про­павших нижних чинов — восемь.

Шапсуги при дерзком их нападении на ряды колонн лишились 22 начальников и старших лучших фамилий, прочих убито до 450 человек, ранено не менее 350. Сверх того в лесу взято более тысячи баранов. Что потеря не­приятеля была для него чувствительна, доказывается тем, что войска наши, следуя 31-го числа вверх по течению Убина к горам, встретили уже от него мало сопротивления при истреблении четырех аулов.

К вечеру, переправившись через Убин на правый берег у Верхне-Анапской дороги, Емануель расположился лаге­рем при ауле Ибраима Жажлева. 1 февраля обе колонны двинулись к аулу Агурхыбль-Жамагат, принадлежащему известному ефендию, оракулу шапсугов, который, питая в них ненависть к русским, всегда возбуждал их к враждеб­ным действиям против нас. Не более как в два часа истреб­лено было это разбойничье гнездо; несмотря на силь­ную оборону неприятеля, занимавшего выгодное местопо­ложение, примыкающее к самому аулу, он был выбит из своей позиции штыками, лес очищен, и аул вместе с большою мечетью предан огню. Истребив еще в окружно­сти три аула, войска стали лагерем при реке Камлюк. У нас в этом деле убито нижних чинов 3, ранено 19, кон­тужено 5, лошадей убито 2, ранено 3.

Переправившись 2-го числа у Федоровской батареи через реку Афипс и отправив раненого генерала Безкров­ного с прочими под прикрытием к реке Шебе, где нашел неприятеля, засевшего в завалах на дороге и в засеках в лесу, но везде горцы были вытеснены штыками. 3-е число прошло в ожидании возвращения отряда из Екатеринодара. 4-го числа, на рассвете, оставив на том же месте все тяже­сти и вагенбург под прикрытием резерва, обе колонны двинулись вверх по течению Шебса и, следуя первая по ле­вой, а вторая по правой стороне реки, пришли к ущелью, проникающему в жилища шапсугов, где лежит также аул известного более двадцати лет главного разбойника и врага Черномории, Казылбека. С рассветом, обе колонны, сохра­няя при реке между собою сообщение, вступили с шапсуга­ми в жаркий бой, продолжавшийся более шести часов, и