Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Сколь мы должны опасаться их ефендиев, которых род весь происходит из рабов, отпущенных на волю владельца­ми и узденями, о том можно сделать заключение, сколько они вредны для нашего правительства, из следующего изъяснения.

Сии ефендии, научившись в Дагестане у кумыкских та­тар читать и писать по-татарски, или, правильнее сказать, магометову закону, возвращаются в Кабарду и стараются всемерно кабардинцев и горцев, то есть всякого рода осе­тинцев, усовершенствовать в магометанском законе. В до­казательстве сего я представлю пример одного бывшего некоторого ефендия Исхака. Он более всего старался пронырствовать и набожностью, под видом отличной добродеятели, привлечь к себе народ, и так искусно достиг желаемой цели, что в короткое время успел всю кабардин­скую нацию усовершенствовать в магометанском законе. Ныне многие уздени, которые почти лет 40 имеют от роду, учатся татарской грамоте, чтобы разуметь Алкоран; он до того доволен, что все переменили обычай (ведения) в одея­нии: вместо прежних коротких черкесок начали носить длинные, на шапки надели чалмы, отпустили бороду, пе­рестали пить горячее вино, курить и нюхать табак; и ниче­го не едят из скота, не убитого руками мусульманскими, и почитают в сем свое спасение. Он даже переменил обы­чай в древнем праве владельцев, которые прежде сего име­ли право из каждого бараньего коша, когда бараны весною идут для пастьбы в горы, брать по одному барану и [когда] возвратятся из гор осенью обратно — таким же образом. Сверх того имел всякий раз в проезде его на охоту, когда случилось ему ночевать возле коша, брать по одному бара­ну для ужина; в проезде мимо конного табуна мог взять, какую ему угодно лошадь и возвратить оную обратно, когда нет в ней надобности; при случае ночлега мог приказать для своего ужина убить молодого жеребенка или кобы­лицу.

Вот сколько Исхак ефендий в кабардинской нации мог сделать перемен. И за сии труды получал от турецкого двора жалованье.

По таковым переменам и вкоренившемуся страстно ма­гометанству нам нечему удивляться. Ежели кабардинцы против нас столь непримиримые враги и делают нам бес­престанно воровство, грабежи и убийства, а все сие за­висит от внушения им ефендиями.

Дабы доказать яснее и легче к понятию дать лучшее заключение благомыслящему рассудку (о всей противопо­ставленной кабардинцами систем методы во всех действиях против нас), в практике моей изъявить противодействие сего народа самим натуральным и естественным законам; затмению чувств, потушению совести и удалению рассудка, то я представляю все оное, в следующих фундаментальных кабардинских принятых вольностью и необузданностью правилах, в одном пункте, что почти можно назвать гнез­дом всеобщего разврата.

Они всегда противу нас суть таковые: изменники, клятвопреступники стократно; легкомысленны на всякое предприятие, злы к мщению и без пощады; вспыльчивы на поползновение к нарушению тишины и спокойствия; нарушители верности и уклоняются от правды; грубы на просвещение, предприимчивы с дерзно­вением к грабежу и убийству; закоснелы в раскаянии, склонны и согласны к возмущению, искатели воли и неза­висимости, враждебны до бесконечности, нечувствительны на одолжение, укорители за самые малые одолжения; хит­роковарны, лукавы, обманщики, вероломны, пронырливы; жестокосердны, неумолимы, самонравны, коловратны, противоречивы своим мыслям и сердцу, льстивы, горды неограниченно; изъявляя: ежели и один из них останется, то и тогда будет мстить до последней капли крови с оружи­ем в руках; лицемеры, ветрены и непостоянны; не при- оборимы никакими внушениями к повиновению, голосу разума; пристрастны к подаркам и нечувствительны к благодарности; противоборники христианам и всем их обычаям, между собою: праздны, лихоимцы, ненавистны к ближнему и ябедники, послабители и защитники пре­ступников; имеют сильное пристрастие к магометанскому закону и изменяют оному.