Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

(См.: Косвен О. Материалы по истории этнографического из­учения Кавказа в русской науке // Кавказский этнографический сбор­ник. М., 1855. Т. 1. С. 358—359).

Современная жизнь горских народов крайне поучительна для всякого наблюдательною ума. Горские народы Кавказа переживают в настоящее время трудную эпоху политического и религиозного преобразования, сопряженного, как всегда и везде, с внутренними смутами, внешнею войною и упад­ком старых преданий и обычаев. Мюридизм и ожесточен­ная борьба горцев с нами имеют огромные последствия для внутренней жизни горцев. Взаимные междоусобные войны и наследственные вражды между отдельными народами видимо ослабевают. Время, день ото дня, уносит резкие различия в нравах и народности. События последних 20 лет уничтожили безвозвратно много старых обыкновений, вме­сто прежней раздельности является однообразие в формах общежития, некоторое моральнее единство, является об­щий горский обычай и общая горская народность.

Этот политический переворот в обществе горском, оста­вавшемся с незапамятных времен в состоянии совершен­ней неподвижности, переворот, усиленный и сопряженный с религиозным фанатизмом, сделал войну горцев против нас гораздо важнее и кровопролитнее, породил для нас большие трудности и отсрочил успокоение края на доволь­но продолжительное время. Но в этой более напряженной борьбе есть явные признаки, что война должна кончиться торжеством нашего оружия и нашей цивилизации.

Рассмотрим некоторые из этих признаков, обещающих нам много в будущем.

Мюридизм уничтожает вековую вражду между горски­ми обществами — этим он приучает горные общины к внутреннему миру и спокойствию. А где же, если не в ежедневных внутренних борьбах, образовался воинственный дух общин и лучшие предводители партий?

Мюридизм старается уничтожить в горских народах при­вычки воровства и хищничества. До сих пор воровство и хищничество были почетным занятием, ныне они наказыва­ются штрафом. Где же, если не на взаимных домашних воровствах и на хищничестве у соседей, развивались те неподражаемые военные качества горца — его осторож­ность, смелость, ловкость и хитрость?

Уничтожая в обычаях хищничество и воровство, мюри­дизм уничтожает в корне единственную неопределенную силу горцев, против которой мы боремся так долго. Горец как воин для нас неопасен, но хищник, везде проника­ющий, неизбежный, не знающий усталости, умеющий тер­пеливо сидеть в засаде, выждать свое время, чтобы совер­шить убийство или похищение, и почти всегда уходящий безвредно, — этот хищник для нас весьма тягостен. Он за­ставляет нас усиливать кордоны, держать секреты, иметь везде резервы — и все это не всегда нас предохраняет от мелких партий, которые в общей сложности вреднее для нас, чем большие горские сборища.

Мюридизм повел горцев к учреждению верховной цент­ральной власти в лице имама. Власть эта враждебна нам и вызвала народы кавказские к большим усилиям и пожерт­вованиям. Но что для нас особенно важно — власть эта вместе с тем приучает к повиновению умы, доселе необуз­данные, покоряет своей воле общества, доселе никогда не знавшие над собою власти. При спокойной с нашей сторо­ны настойчивости, при повторенных ударах, наносимых горцам беспрерывными военными действиями, мы утомля­ем горцев и можем довести их до того, что они станут сомневаться в самих себе и в могуществе своего имама. Тогда горские общества, привыкшие повиноваться цент­ральной власти и убедившись, что эта власть не в состоя­нии защитить их от нашего оружия, что, несмотря на все усилия, линии наши теснее и теснее опоясывают горы, бо­лее и более отнимают навсегда земли, что война приносит только одни утраты, горские общества неминуемо убе­дятся в бесполезности борьбы и будут искать в покорности нам того мира, которого не могла им доставить власть имама.