Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Ногайцы. Общее число дворов — 2482, душ мужского пола — 8047, женского — 7312, а всего 16 439 душ. Народ мирный, исполняющий все требования приставов. Податей и повинностей не несут никаких. В случае больших сборов

черкесов, ногайцы выставляют до 1000 человек милиции. Народ занимается преимущественно скотоводством и коне­водством. Магометанское вероисповедание и связи с черке­сами поддерживают в них склонность к хищничеству и воровству. У ногайцев есть своя аристократия. Она состоит из султанов (потомков крымских ханов), мурз, или князей, и дворян, или узденей. Ногайцы обозначают высшие сво­бодные классы народа словом «белая кость». Весь же не­свободный класс, или черная кость, есть собственность сво­бодных классов. Шариат, постепенно входящий в поня­тия народа, ограничил права князей и дворян мирскою сходкою, характер которой и устройство то же, что и у черкесов. Ногайцы подразделяются, как мы выше сказали, на пять фамилий, а именно: 1) Тахтамышевские, 2) Мансу­ровские, 3) Кипчаковокие, 4) Карамурзинские и 5) Наврузовские.

  1. Тахтамышевские ногайцы живут на левом берегу Ку­бани между укреплениями Хумарою и Джигутою. Народ мирный, занимающийся с успехом скотоводством и конно­заводством. В 1847 году приехавшие из Казани шейхи по­родили там большое волнение, проповедуя покаяние и шариат; но шейхи были схвачены, и волнение утихло. Связи их с черкесами весьма неважны. Число дворов тахтамышевских ногайцев — 636, душ мужского пола — 2084, душ женского пола — 1937, а всего — 4021 душа обоего пола. Важнейшие фамилии: 1) султан Азамат-Гирей, 2) Тугановы, 3) Карамурзины и Ахловы.
  2. Мансуровские ногайцы. Власть князей значительно у них упала. В 1846 году в мансуровском народе было вол­нение, произведенное Аджи-Агии ефендием и узденем Дженбулаком Кутановым. Волнение имело целью уничто­жение прав князей.

«Князья, — говорили народные волнователи, — нужны были нам для защиты против неприятеля. Но теперь, когда мы покорились России и нам защищаться не от кого, то нам князей не нужно и платить им ясака не следует».

Разумеется, ногайцы поговорили, потолковали и при­нуждены были замолкнуть. Мансуровцы — самый кроткий и мирный народ. Милиция их плоха, внутреннее управле­ние, по обычаям, предоставлено им. Народонаселение все живет на левом берегу Кубани и по обоим берегам Малого Зеленчука. Число дворов — 395, мужского пола — 1066, женского пола — 1248, а всего 2314 душ. Важнейшие фа­милии: 1) князья Мансуровы, 2) Сунжевы, 3) Бадриковы, 3» Салангереевы и 5) Ураковы.

  1. Карамурзинские ногайцы. Живут по левому берегу Кубани, дворов — 321, душ мужского пола — 975, женско­го пола — 980, обоего пола — 1955 душ. Важнейшие фами­лии суть Камурзины и Тулатовы.
  2. Кипчаковские ногайцы. Живут на левом берегу Ку­бани, смежно с карамурзинскими, на пространстве между станицами Барсуковской и Николаевской. Число дворов — 393, душ мужского пола — 1367, женского пола — 1283, а всего 2650 душ. Важнейшие фамилии: султаны Девлет-Гирей. Мамай, Алчагировы и Абуловы.
  3. Наврузовские ногайцы живут по левому берегу Ку­бани, между станицами Убежинской и Тифлисской. Самые воинственные между всеми ногайцами. Князья уважаются народом. В 1822 году они убежали за Лабу и воевали про­тив нас. Это заставило нас в 1823 году сделать набег за Лабу и вывести их оттуда обратно на Кубань. Милиция их очень хороша. Князья—отличные наездники. Наврузовские ногайцы дают нам лучших вожаков и лазутчиков, потому что имеют большие связи с черкесами. Число дворов наврузовских ногайцев — 765, мужского пола — 2555 душ, женского — 2864, а всего 5419 душ обоего пола. Важней­шие фамилии: 1) султаны Магомет и Селим-Гирей, 2) Довлицеевы, 3) Еибердовы, 4) Беймурзины, 5) Джетишь-Куловы, 6) Каплан-Нечевы и 7) Уруссовы.

Кроме этих ногайцев был еще один аул ногайский на реке Уруп, так называемый султановский: это было при­станище воров, которые занимались кражею скота и лоша­дей в ногайских аулах и станицах, передачею в горьи и получением обратно из гор уворованного там скота и ло­шадей. Этот род меновой торговли, вероятно, очень шел успешно, потому что в несколько лет число дворов этого аула возросло до 200. Этот аул теперь не существует. За рекою Белою есть тоже ногайский аул довольно значитель­ный. Часть ногайцев, не желавшая в 1823 году вернуться на Кубань, осталась там. Туда отправляются поодиночке ногайцы из всех фамилий, живущих на Кубани, в случае если попались в воровстве и боятся за это ответа, или те, которые по обету для своего душеспасения считают необ­ходимым пойти на несколько лет в хаджиреты. Так как помешать этому одиночному бегству очень трудно, то нам остается только стараться извлечь из этого пользу, что мы и делаем. Сношения кубанских ногайцев с одноплеменными аулом за рекой Белой дает нам лучших и надежных вожа­ков в случае движения наших отрядов в горы.