Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

Беглые кабардинцы.

Народонаселение их состоит из 664 дворов, 2440 душ мужского пола и 2267 душ женского пола, а всего 4707 душ. Важнейшие по происхождению и по влиянию своему фамилии суть: Атажук, Навруз, Кара- мурза (Докшуко), Ахандуко, Маргуш, Кубат, Касай, Кайтука, Бабуко, Чижоко, Кондоро, Уважука, Трам, Анзауруко, Джаноко, Беслан, Джансид, Куденет, Докшуко и Абат (сей последний — шапсуг по происхождению). До 1804 года беглые кабардинцы жили в Кабарде. Когда вспыхнул там мятеж, впоследствии потушенный нами, то часть князей и дворянства, не желая быть под нашею властью, бежала в Закубанский край, бывший тогда под покровительством турецкого султана. Народ воинственный, отличные наездники, имеют князей и сильное дворянство, князья и дворяне соблюдают строго старшинство и иерар­хию между собою. У кабардинцев и темиргоевцев более, нежели у других черкесов, сохранилось аристократическое начало. Князья беглых кабардинцев — родственники вла­дельцам Большой Кабарды и считаются потомками Инала, сына Кеса, или Касая, родоначальника кабардинских кня­зей.

В новейшее время радикальное учение магометанства, известное под названием мюридизма, проникло также и к беглым кабардинцам, и потому князья с дворянством поде­лились управлением над обществом. Когда кабардинцы жили на верхнем Урупе, Марухе, Аскауте и Куве, то на­родное собрание их постоянно было на Марухе. В 1846 году беглые кабардинцы учредили у себя верховное судилище (мегкеме), состоящее из председателя (валия Магомета Атажукина) и членов — почетных старшин и ефендиев. В 1849 году кабардинцы бежали за реку Белую, увлечен­ные проповедями Магомет-Амина. Пока жили в своих привольных местах по рекам Уруп и Аксаут, они занима­лись мало земледелием, но скотоводство и коневодство бы­ли у них в хорошем положении. Лучшие табуны были у Атажукина, Кайтукина и Трама. Беглые кабардинцы никогда искренне не были покорны. Они открыто не вое­вали с нами, но помня мятежи 1804 и 1822 годов, вслед­ствие которых лишились земель в Большой Кабарде, они скрытно ненавидели нас и как тонкие дипломаты тайными интригами старались везде возбудить против нас врагов. Их соотечественники, поселившиеся между абадзехами, были всегда во главе всех предприятий и набегов. Щеголь­ством наряда и модами они служили примером всем чер­кесам, живущим за Кубанью. Трудно верить, чтобы этот народ не вернулся очень скоро к нам н просил позволения поселиться на прежних местах, где им было жить так хо­рошо и привольно.

Бесленеевцы. 610 дворов, 2535 душ мужского пола и 2580 душ женского пола, а всего обоего пола 5115 душ. Народ живет в 11 аулах, имеет князей и дворянство; стар­шие князья у них Каностовы и Шалоховы, потомки Бесла­на, сына Икала Касая, родоначальника кабардинских князей. В 1843 году они по наущению Хаджи-Магомета бежали было за Лабу и поселились по реке Ходз, но со смертью старшего князя Айтека Канокова, известного на­ездника и хищника, они в 1844 году вернулись и покори­лись нам. До 1849 года они жили на реках Уруп, Большие и Малые Тегени и Окарту. Часть их жила за Лабою в 4 аулах, из коих значительнейшие были Каспот, Канокова и Асланокова. Приволье мест по Тегеням и Окарту и плодородие почвы привязывало бесленеевцев к земле. У них были отличные сководство и коневодство и лучшее, чем у других черкесов, земледелие. Бесленеевцы говорят лучшим и изящнейшим черкесским языком, такие же тонкие дип­ломаты и отличные наездники, как и кабардинцы. Лучшие фамилии суть княжеские: Каноко и Шалохо; дворянские: Тазартухо, Маршако, Тляходуко, Кельмурза, Дахохо, Док- щуко, Асланоко и Биж. В 1848 году возвратившийся из Мекки Канамат Тляходука, бесленеевец, беспрерывно вы­зывал их к восстанию и бегству за Лабу и Белую; он успел, было, уговорить князей Каноковых, но народ не пошел за князьями и остался на Тегенях. Ныне, по распоряжению на­чальства, бесленеевцы переселены из Тегеней на Уруп, где они будут подальше и безопаснее от непокорных, которые всеми силами стараются их поднять и увлечь в горы.