Рейтинг@Mail.ru

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1

РУССКИЕ АВТОРЫ XIX ВЕКА О НАРОДАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА. Том 1 2018-04-05T14:16:04+00:00

По богатству почвы и огромности занимаемых ими зе­мель, закубанцы могли бы быть совершенно обеспечены хлебом. Но занимаясь мало земледелием, они иногда нуж­даются в хлебе, который покупают украдкой у мирных чер­кесов. За Лабою бывают изредка голодные годы. В 1829 го­ду был большой голод; за Лабою в 1845 и 1846 годах был тоже неурожай, предвидя который, абадзехские старшины старались сблизиться с нами, чтобы пользуясь миром, бес­препятственно запастись хлебом в мирных аулах. В 1847 го­ду был урожай, что сделало покорившихся нам абадзе­хов более самонадеянными. В 1846 году были на Лабе меновые дворы в станице Лабинской, укреплении Темиргоевском и крепости Усть-Лаба. Предметами меновой торговли были скот, лошади, мед, лес, бурки. У нас же они брали хлеб, соль и другие мелкие произведения.

Для управления мирными народами ногайского и чер­кесского происхождения начальник Правого фланга имеет пять приставов:

  • главный пристав закубанских народов заведует но­гайскими народами — мансуровским, кипфаковским, карамурзинским и абазинцами дадуруковскими. Пристав жи­вет в Невинномысском тет-де-лоне;
  • пристав тахтамышский заведует тахтамышевскими ногайцами и кубанскими абазинцами Лоова. Ему были под­чинены в прежнее время и беглые кабардинцы. Местопре­бывание пристава в укреплении Усть-Джегута;
  • приставство при начальнике Зеленчукской линии учреж­дено в 1848 году и заведовало беглыми кабардинцами и башильбаевцами. Местопребывание пристава в укреплении Надежинском;
  • пристав бесленеевский и закубанских армян заведует наврузовскими ногайцами, частью султановского племе­ни, бесленеевцами и закубанскими армянами;
  • пристав залабинских народов — темиргоевцами и гатюкаевцами, которых часть только вернулась к нам. При­став живет в станице Темиргоевской.

Доверенность мирных народов к приставам зависит от личности самих приставов, и выбор людей для этих мест крайне затруднителен. Должность эта требует опыта, умеренности, твердости воли, знания обычаев народа и бескорыстия.

Новый человек, поступающий на это место, долго бес­полезен начальнику, пока не познакомится с обычаями на­рода и с мелочными, но весьма важными условиями управ­ления.

Черкесские народы, обитающие в центре Кавказской линии Б ведомстве центра Кавказской линии находится 43 907 душ черкесского происхождения. Народы эти покор­ны нам и распределяются следующим образом: а) Большая Кабарда — 27 791, б) Малая Кабарда— 12 756 и в) кум- ские абазинцы 2550 душ обоего пола. Последние описаны мною выше в связи с прочими абазинцами.

Большая Кабарда. Черкесы, здесь живущие, разделя­ются между четырьмя фамилиями князей, происходящих от Инала Кеса, или Касая, ведущего свой род от аравий­ских эмиров.

Народ разделен следующим образом: фамилии князей Бекмурзиных 24 деревни, 7737 душ обоего пола, Катуни­ных 19 деревень, 3210 душ обоего пола, Мисостовых 17 де­ревень, 6306 душ обоего пола и Атажукиных 22 деревни, 7029 душ обоего пола; кроме того, вольный аул беглых крестьян — 814 душ.

Эти четыре кабардинские фамилии, всегда союзные между собою, завоеваниями своими сделали некогда Кабарду могущественнейшей и гегемонией на северной пока­тости Кавказа. По преданиям, это владение имело до 100 тысяч душ данников и союзников. Князьям Большой Кабарды непосредственно покорялись и платили дань та­тарские народы: карачаевцы, уруспиевцы, малкарцы (об­щества Балкар, Чегем, Хулам и Безенгий), дигорцы (осетинского происхождения), абазинцы кумские и дударуковские. Кроме того, князья Большой Кабарды владели землями в Малой Кабарде по рекам Золке, Этоке, Подкумку, земля­ми, окружающими Пятигорье (Беш-тау), и всею кабардин­скою плоскостью. Выселявшиеся из гор на плоскость аллагирцы и куртатинцы (осетинского народа) платили кабар­динцам дань. Князья Большой Кабарды поставляли князей из совего рода в башильбаевском народе. По предани­ям видно, что кабардинские князья хотели утвердиться и поставить своих князей у бесленеевцев в закубанском крае, но общее сопротивление закубанских черкесов при помощи крымских ханов и неудачная война заставили кабардинцев от этого- отказаться. Не без упорной войны кабардинские князья покорились нашей власти; мятежи 1804 и 1822 годов были кровопролитными, упорными соп­ротивлениями князей и дворянства, не могущего забыть своего прежнего могущества. Вследствие этих двух восста­ний, часть кабардинских князей и дворянства бежала за Кубань, в страну, тогда еще от нас независимую. В насто­ящее время Кабарда совершенно покорна, владение ее разложено на первоначальные составные части. Общества татарские и дикторское освобождены от дани, которую они платили завоевателям, и, отдельные от Большой Кабарды, каждое особо принесло нам покорность.