Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

А русские? Что же они делают на Кавказе? Разве не русские обработали хотя бы эти культурные участки от Новороссийска до Геленджика? Да, русские, — отвечаю я, и в заключение этой главы расскажу про этих русских.

Помните Некрасова:

«С Волхова, с матушки Волги, с Оки,

С разных концов государства великого Это все братья твои мужики»…

Надо только заменить последнее слово «мужики» другим названием, а именно — «бурлаки».

Многие это название целой армии особых рабочих связывают с «Волгой и бечевой» и думают, что бурлаки ушли в область предания с развитием пароходства и вообще культуры по Волге. Нет, могу вас уверить, что это неправда. Бурлаки со всеми особенностями их характера, их бесшабашной удалью, силой, адским терпением и выносливостью существуют и живут такими же артелями, как и на Волге, на юге, и, между прочим, на Кавказском побережье. Это они, бурлаки, обработали культурные участки, на их долю на побережье достались самые трудные, тяжелые работы.

Бурлаки — не босяки. Их нельзя смешивать друг с другом. Босяк, продукт города, способен выдержать легкую работу, а земляная, да еще на такой почве, как кавказская, ему не по силам, да кроме того, несмотря на ужасные антисанитарные условия, он редко расстается с городом, продуктом которого он — больной и несчастный является. С городом, который его развратил, обезличил, но в котором он родился и от которого продолжает чего-то ждать, на что-то надеяться… Смрадная конура, грязные ночлежные приюты, людная улица, какой-нибудь грязный кабак — притон — вот среда, излюбленная и привычная босяку. Порой случайность и легкость заработка и постоянная болезненная мечта «стать на ноги», сделавшись обеспеченным, солидным человеком, все это держит босяка в городе и он редко, и то только в летнее время, отправляется в путешествие.

Не то бурлак. Это — сын природы, крестьянин, оторванный по разным обстоятельствам от земли и «заболтавшийся» на стороне. Прежде хозяин и семьянин, бурлак ушел на сторону, да и заболтался. Страсть ли к вину, понравились ли воля степная или берег морской, а прошло, пролетело несколько лет, как ушел он из родной, но постылой деревни, ушел да и пропал, словно умер. Ему перестали и паспорт высылать, и он перестал давать о себе вести, думая: «Вот-вот накоплю, заработаю побольше денег, вернусь и займусь хозяйством». Другой ушел тоже давно, но связи с деревней, с семьей не потерял. Этот всегда при паспорте и высылает по два, а то и по три раза в год деньги домой. Этот другой рассчитывает скоро вернуться и сесть на свою землю, на свой надел. Третий шел домой, совсем шел, да набрел на больно хорошую дружную артель и остался,.. Еще бы!.. С такими товарищами как не разделить горе и радость!.. Своя то землишка в лес не уйдет, да плохо довольно родит, да и мало ее совсем, «курицу выпустить и то некуда!» Вот из таких крестьян-земледельцев, «заболтавшихся» на стороне, и образуется артель бурлацкая.

Конечно, между членами таких артелей имеются и работают бездомные и безземельные, и просто люди «Бог весть какие», но работают так, как только может работать истинно русский человек. Ни холод, ни голод ему нипочем: под дождем, в 1$ грязи, одетый в какие-то пестрые лохмотья, сильной, привычной рукой копает и рубит он каменистую почву. Большие каменные глыбы (дикарь) появляются на поверхности плантажа, обработка которого идет быстро, правильно. То заступ, то кирка попеременно идут в дело. Трудная, очень трудная такая работа, на которой некоторые молодцы зарабатывают до двух рублей в день, а, в общем, обыкновенный работник плантажирует 2,5 или около 3-х кв. саженей, так что средний заработок землекопа- бурлака можно считать в день до 1 руб. 50 коп.