Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

Тогда поселенцы обнаружили остроумие: они обварили семена кипятком и посеяли. Пшеница, разумеется, не родилась, тем не менее, паек прекратился, и остроумные люди должны были приняться за плуги.

Положим, в этой местности, по случаю сухого климата, урожаи посредственные, и то в низинах. Повыше посеянный хлеб или сгорает, или сносится норд-остом. Нынешнюю весну я сам видел десятины две прекрасно взошедшей пшеницы, которую норд-ост всю, без остатка, снес в море, и на месте красивого зеленого поля на берегу осталось поле бурой земли.

Разговорился я со старым поселенцем.

— Дикое место тогда было, — рассказывал он, — дорог кроме горных черкесских, не было, сообщались с Новороссийском по морю фелюгами. Выдано нам было на семью по 140 рублей на подъем, у кого свои деньги были… ничего — жить можно было… Черкесы тогда еще проживали, дешево у них все было, а скот, когда уходили, нипочем продавали. Сады, хорошие сады были у черкесов.

— Где же они теперь?..

— Пропали, одичали.

— А греки когда поселились?

— Года через два после нашего устройства, пришли из Турции. Смотрим, однажды на берегу народ неизвестный, священник вроде нашего попа с ними, что-то лопочет непонятное… Фелюги ушли, а они остались; начальство разъяснило нам, что люди эти с нами жить будут. Нам что ж? Земли много, да и нам веселее.

— А много вас было в Геленджике?

— Семей сорок было… После греков стали принимать русских из Полтавской, Екатеринославской, Черниговской губерний, хохлов, которые начали тоже селиться и стали называть станицу Зеленчук.

Поселенцы из русских губерний, или новожилы, как их называют старожилы, поселены были на других условиях землевладения, а именно: получили в наличие на каждый двор по 30 десятин. Земли были не размежеваны, не устроены, работали там, где кто хотел, и старый, и новый поселенец.

Таким образом, составилась разнохарактерная община и по национальности и по землевладению: душевому и подворному. Такое поземельное устройство не обещало особых благ в будущем, в чем и приходится убедиться в настоящее время при вопросе об отделении старожилов от Новожилов. Вопрос этот весьма существенный, а неопределенное земельное положение крестьян Черноморской губернии, несомненно, весьма вредно влияет на прогресс и культуру крестьянского хозяйства. Но как произвести раздел, когда отдельные хозяйства Новожилов и старожилов смежны, и когда те и другие поженились и перероднились?

Поселение крестьян на Черноморском побережье производилось ранее без системы. Менялось управление, край переходил из ведения одного ведомства в другое, и в результате получилась какая-то земельная каша, которую теперь приходится расхлебывать.

На этом земельном неустройстве возникло любопытное явление, явление, привлекшее в Геленджик спекулянтов, аферистов и дачников, явление, вредным образом отразившееся на условиях жизни крестьян и еще больше спутавшее их понятие о земельном праве.

Я имею в виду «планы», крохотные земельные участки в 500 квадратных саженей, которые в настоящее время продаются, перепродаются, понижаются, а больше повышаются в ценах, составляя предмет самой беззастенчивой и наглой спекуляции.

К чести крестьян надо сказать, что в спекуляциях они почти не участвуют, кроме некоторых комиссионеров — жалких крестьян, не могущих работать и хозяйствовать.

В почтовой конторе, в аптекарском магазине, на фонарном столбе, на извозчичьей бирже, вывешены объявления о продаже планов. Кто же эти продавцы и перекупщики? Чиновники, разные мелкие коммерсанты и лица из Ростова и Екатеринодара, вообще лица, желающие получить на свой капитал 200, 300 процентов барыша.