Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

Во всяком случае, Джанхот, хотя и угрюмое, но интересное местечко, только мало простора и света!

Другой хутор совсем недалеко, в 5 верстах от Геленджика, хутор наследников некоего Д. Три десятины виноградника, винодельня и небольшая хата, где живет заведующий этим делом. Вина прекрасные, особенно лафит (стоимость ведра 8-9 рублей), что достигается ручной обработкой (давка винограда), неупотреблением

серы при прочистке бочек, исключительной чистотой подвала и посуды. Долго ли продержится это виноградное натуральное хозяйство — не знаю. От этого хутора очень недалеко до мельницы, откуда можно подняться на вершину горы, где сохранились з целости два великолепных экземпляра дольменов.


 

ГЛАВА V

Михайловский перевал и колония Криница.

Путешествие в хорошую погоду по береговому шоссе — одна прелесть, особенно весной, когда все деревья одеты свежей светлой зеленью и горы кажутся такими веселыми, приветливыми. Картина осенью иная и очень оригинальная: разноцветная листва леса представляет гигантский букет, особенно красивый при солнечном освещении.

Выехав из Геленджика в гору, полюбовавшись оттуда видом на бухту и, спустившись в ущелье, вы вступаете в горное царство. Горы повсюду, слева не-сколько отлогие, справа они тянутся к самому небу отвесной стеной, горы кудрявые, словно шапкой покрыты разнообразной листвой.

Кое-где лесные поляны засеяны пшеницей, но, минуя три-четыре версты нет признаков культуры: небо да горы лесные. Дорога причудливо вьется по ущельям: то встанет перед вами каменная стена с правильным горным наслоением, то высокий железный мост и маленькая речка внизу на миг покажутся и скроются, оставшись позади.

«Зачем такой мост, — мелькнет в голове, — когда такую речку перешагнуть легко?» Да, теперь, когда сухо и нет дождей. Но бурные и грозные эти небольшие речки, когда с гор стремятся потоки и бешено мчатся, сдвигая с места каменные глыбы и сокрушая своим течением целые вековые деревья. Гневны и опасны тогда горные реки!

Чем дальше в горы, тем разнообразнее, живописнее виды: не знаешь куда смотреть. Вертишь головой, глаз мало-помалу утомляется и окружающее сливается в огромный лесной пейзаж без начала и конца — пейзаж, среди которого вы кружитесь, опускаетесь, поднимаетесь, как в заколдованном царстве.

Проехали 15 верст, чудным воздухом не надышешься. Ровно бегут лошади по гладкому шоссе, несмотря на подъемы, хорошо и легко становится на душе. Проехали еще три версты и справа в густой зелени мелькнули постройки хутора Томашевского, совсем притаившегося в густой горной зелени. От этого хутора начинается Михайловский перевал, и шоссе, построенное короткими зигзагами над горными пропастями. Дорога над вами, дорога под вами, и вы кружитесь постоянно. Выше и выше, мелькнет одно- другое ущелье и все лес, только лес, густой могучий лес.

Множество азалий встречается на перевале, целыми кустами наклонились цветы их с обеих сторон дороги. Аромат азалий смешался с горным воздухом — легкие просто не надышатся этой прелестью.

Вот и высшая точка перевала. Лошади остановились отдохнуть. Чудный вид! Разнообразны горные вершины: где сгрудились живописной толпой, а где резко выде-ляется своими очертаниями каждая. Широкий горизонт, но моря не видно, только одно лесное зеленое царство.

Скорый спуск — две с небольшим версты до почтовой станции, от которой, проехав девять верст, мы свернули по проселочной дороге через селение Береговое в колонию Криница.