Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

«Кто знает, — пишет мне член колонии, — быть может личный физический труд, который хуторяне ставят для себя как основу личной нравственности, ограничение физических потребностей как гарантия личной независимости и свободы, доверие друг к другу, как канза для взаимных отношений, — кто знает, что все эти прекрасные вещи, кажущиеся зам утопическими по данному времени, сослужат немаловажную службу как указатель — каким образом пережить бесконечно затянувшийся экономический кризис и нервную расшатанность современного интеллигентного общества».

Кто знает, прибавлю я от себя, быть может и правы криничане и во всяком случае -ничего не потеряли и не потеряют, удалившись от сутолоки культурного общества и занявшись здоровой производительностью при условиях, развивающих и тело, и душу.

Не пройдет их работа бесследно, да и теперь ее плоды созревают, хотя, может быть, и медленно, но зато прочно.

Трудно было колонистам вначале, когда Криница представляла собой дитя дебрей, без дорог, без всяких сообщений, когда места, где теперь растет виноград и цветут розы, населяли медведи и кабаны. Да, трудно и очень трудно, но не отступили пионеры и теперь пожинают труды не только рук своих, но своей энергии, терпения и веры в будущее. Криница завоевала Кавказ в культурном отношении. Если кто теперь искренне порадовался бы за успех Криницы, то это покойный А.Н. Энгельгардт, порадовался бы на блестящее дело и на то, что в этом деле все-таки сказалось влияние умного и талантливого профессора: один из его друзей и учеников, Зот Семенович Сычугов («Зотик», как звали его в Батищеве, где он работал у Энгельгардта) — один из основателей Криницы, в настоящее время стоит во главе ее хозяйства.

Но надо кончить мой беглый очерк. Много возникает вопросов по отношению к Кринице, много всевозможных требований предъявляют к людям, задавшимся простой, но, в сущности, трудной задачей.

Хозяйство на побережье — вообще трудное дело. Вы не найдете ни одного частновладельческого хозяйства организованного, идущего к определенной цели приспособления и правильной эксплуатации природных земельных богатств. Этот молодой край, как паутинной сетью, окутан земельной спекуляцией: все хотят нажить деньги, не работая, не производя тех опытов, которые создали Криницу. Министерство Земледелия еще не создало типичного хозяйства, а так называемые культурные участки не вышли из своего отчасти эксплуататорского, отчасти дачного положения.

Тем более Криница является в высокой степени интересным явлением, явлением, которое еще мало оценено обществом и печатью именно с той стороны, на которую я указал. Мне пришлось в нынешнем году изучить все побережье. И что ж? Криница и Новый Афон — вот пункты хозяйственного прогресса и культуры. И только. Правда, в Новом Афоне работают наемным трудом, как ниже увидит читатель, монахи работают мало: они молятся и надсматривают за работами (табельщики) и занимаются другими хозяйственными делами.

Но и в Кринице, несмотря на то, что работают все, без наемного труда не обходятся, когда не хватает сеоих сил, например, при уборке урожая и в других случаях. Пастух и водовоз в колонии — наемные люди.

Но эти рабочие живут одной жизнью с колонистами и отношения между ними совершенно товарищеские.

Все работы, вся деятельность Криницы зарегистрирована. Для учета стоимости производства по каждой отрасли ведется табель.

Юридически участок колонии принадлежит В.В. Еропкину, фактически же находится в полном пользовании и владении колонии Криницы, членом которой состоит и Еропкин. Земельные и имущественные отношения между членами колонии основаны исключительно на взаимном доверии. Оформить юридически эти отношения колонисты считают необходимым, но не находят существенно важным. Бумажный акт, как они говорят, не гарантирует ни взаимного доверия, ни дружеской участливости.

Но, тем не менее, рано или поздно интеллигентным работникам Криницы придется заключить этот «бумажный» договор.