Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

Когда мы шли на фелюге, Мамед стрелял дельфинов, которые нет-нет да выскочат из моря, кувыркаясь в воздухе. Меткий выстрел и добыча в руках. Дельфин, убитый при появлении над водой, когда он вбирает в себя воздух, не тонет.

Впрочем, весной они очень жирны, а с мая месяца худеют и ловля на них прекращается, так как не так выгодна. Вообще в летнее время рыболовство в Черном море прекращается до осени, когда в большом количестве идет кефаль, хамса и игла (сарган), а также белуга и осетр.

На лето турки уезжают на родину и возвращаются осенью, некоторые, впрочем, остаются и занимаются разгрузкой пароходов там, где последние не подходят к берегу из-за отсутствии молов.

И так мы неслись по волнам — вперед и вперед. Я любовался угрюмыми, но красивыми берегами. Проехали Широкую Бету, имение Адлер и лодка повернула к берегу. В это время навстречу и мимо нас пронеслась фелюга с двумя турками. Она шла против ветра, накренясь на бок, шла под парусом, находившимся в постоянном движении. Этот ход был отчаянный; встречные нам что-то прокричали и были далеко, и мне казалось, что вот-вот фелюга перевернется.

Наивный и честный народ эти турки-рыбаки. Доверие и полная непосредственность — черты их характера. Мне рассказывали, как они отправляют своим семействам заработанные здесь деньги. Право, оригинальная почта.

Если кто-нибудь из них отправляется на родину, каждый из рыбаков, разных мест и селений Малой Азии дает для передачи своим деньги и письма, и импровизированный почтальон с замечательной точностью исполняет возложенные на него поручения и исполняет их безвозмездно. Турки говорят, что не было примера пропажи хотя бы копейки посланных таким путем их трудовых денег.

Ветер крепчал, нашу фелюгу качало сильней.

— О, с турками ничего! — говорили мне. — С турками не опасно!

Но вот показалась долина, в середине которой на холме, недалеко от берега, возвышался большой белый железный крест — памятник Тенгинского полка рядовому Архипу Осипову, «погибшему во славу русского оружия 22 марта 1840 года в укреплении Михайловском, на месте которого сооружен сей памятник».

Когда тысячи горцев напали на укрепление с гарнизоном в несколько сотен человек и когда защита оказалась невозможной, Архип Осипов взорвал пороховой погреб. И русские, и неприятели погибли под развалинами крепости. По имени этого рядового и называется селение Архипо-Осиповка (местные жители до сих пор станицу зовут Вуланкой).

По замечательно красивой и живописной долине раскинулись в беспорядке хаты крестьян — бывших шапсугцев и новоселов. Всех дворов 170 при наличном населении 964 душ обоего пола, причем юртовой (общественной) земли насчитывается до 7 тысяч десятин, в числе которых, конечно, много и неудобной: скалы, неприступные горы.

Селение и хаты — все в садах, ибо здесь при сравнительно небольшом норд-осте и богатой почве, фруктовые деревья дают блестящие результаты.

— Вот с этого грушевого дерева я в прошлом году снял 25 пудов. Сорт очень тонкий и нежный, — говорил мне один садовладелец.

Когда жили здесь черкесы, то это место было у них центром плодоводства. Сады эти и теперь существуют по щелям и горным балкам, некоторые деревья, конечно, одичали, а другие все-таки дают и без ухода прекрасные плоды.