Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

Непременно сходите на Иверскую гору! Сходите, и я уверен, что вы мне скажете спасибо.

Дорога местами довольно крутая, но не трудная. Нужно идти или рано утром, или под вечер. Дорога поднимается «петлями» под острыми углами и все время идет через густой

дубовый лес, между которым попадаются и другие породы — лавр, чинар и др. Выше и выше ничего не видно, благодаря густой листве. Кажется далеко… когда же наконец? Но вот мелькнуло сквозь зелень что-то серое… Ближе… еще поворот, и перед вами башня, высокая, мрачная башня, хорошо сохранившаяся: вот и двери, и бойницы! От этой вековой древности подземный ход ведет к берегу моря.

Однако, какая крепкая кладка! Какие стены! Что за постройка, которая гордо ‘свидетельствует о былом давнем и славном времени Римской империи.

Но идем дальше, туда, на самую вершину. Последний подъем, и ветер освежает усталое, разгоряченное тело.

Три бастиона римской крепости; по расщелинам растут деревья, диким мхом покрыты стены и верхи бойниц, почти разрушенных. Большой резервуар для дождевой воды, за ним углубление, по всей вероятности бывшей комнаты, в нише которой правильными рядами поставлены человеческие черепа.

Вы прочтете странную подпись:

«Любовию просим вас,

Посмотрите на нас:

Мы были как вы

И вы будете как мы».

Нечто Шекспировское, но безграмотное. Неизвестный автор имел намерение поведать поучительно-глубокомысленное…

Однако, чьи это черепа? Какие мысли и в какие времена зарождались под этой белой костью? Не римских ли воинов эти кости, найденные на развалинах этой крепости? Один большой, крупный череп крест-накрест рассечен острым орудием, другой — тоже проломленный. Не эти ли воины были защитниками крепости?

После беглого осмотра мы зашли в небольшое помещение, где от монастыря предлагается чай. Постоянный кипяток, посуда, длинный стол и лавки в прохладной комнате, услужливый монах, и жажда, которую вы непременно ощущаете после значительного подъема на гору — все вместе располагает к чаепитию и отдыху.

Нельзя не похвалить такие порядки, — вернее такую предусмотрительность!

Около чайного домика небольшой огород: прекрасная капуста и другие овощи принялись и хорошо растут на сравнительно высоком месте, где солнце не жжет так беспощадно, как внизу.

Мимо огорода по ступенькам мы поднялись вверх на площадку башни. Поднялись, взглянули и долгое время не могли оторвать взора от удивительной, роскошной и разнообразной картины, которая во всей своей величественной красоте расстилалась перед нами, уходя вдаль и вширь, направо и налево.

Ничего подобного на всем побережье мне видеть не приходилось.. Дивные, горные пейзажи, мрачные ущелья и пропасти, даль снеговых гигантов, близость мощной растительности, восход и закат солнца в горах, бурю и тишину — все видел и испытал в дебрях Кавказа, но, повторяю, такого мягкого, сложного, разнообразного по очертаниям и краскам ландшафта мне видеть не приходилось… Вот где жизнь и поэзия!

Далекий горизонт! Могучий простор изумрудного моря, зеленые горы с их склонами, перевалами и ущельями — все перед вами… Разнообразная, то яркая на солнце, то темная в тени, зелень, которая еще и разнится по породе. Лавр, чинар, дуб, ниже иные виды, и еще более нежные экземпляры роскошной, южной флоры.

Куда ни посмотришь — меняется картина, еще мягче линии, еще нежнее цвета. И море… оно тоже изменилось… Налетели, набежали тучки, и море стало иное: лазурь перешла в синий оттенок, а далее, ближе к горизонту, совсем черным теперь кажется море.

Но, не надолго такая перемена. Пройдут, пронесутся эти редкие тучи — ярче заблестит синее море и окрасится снова лазурью.