Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

— Как хорошо у вас, отец Тиверий, такой красоты я не ожидал встретить!

— Да, у нас прекрасно, — отвечал монах, и задумался.

— А знаете, порой бывает скучно, и томит сердце. Почему? По русской зиме скучаем, по белому снегу… Ведь у нас вечная зелень и цветы. Опадают листья только у некоторых деревьев, а лавр и другие — вечно зеленые, и горы зеленые.

Мы шли аллеей прекрасных высоких и стройных кипарисов.

— Сколько лет этим деревьям? — спросил я.

— А как. вы думаете? — переспросил монах.

— Лет тридцать, ну, двадцать пять.

— Семь лет! Каково произрастание!

Отец Тиверий посмотрел на меня, я остановился, глядя на могучие стволы кипариса на их силу и высоту.

— Неужели только семь? — проговорил я в действительном изумлении.

— Да, у нас в Афоне естественная теплица, сила такая в росте, что и мы дивимся..

Монах повел нас дальше, в лимонные рощи. Деревья шли ровными уступами вверх,

к горам; они были почти все покрыты плодами; некоторые из веток поддерживались подпорками — так много висело лимонов и так крупны, велики были еще незрелые экземпляры.

— Сбор лимонов и апельсинов происходит в декабре, когда они созревают. В 1900 году было собрано 64000 штук, — рассказывал садовник, показывая нам прямо удивительные по величине лимоны.

В верхней части рощи росли мандарины. Это мелкие низкорослые деревья, но плодовитые чрезвычайно.

— Какое, однако, у вас богатство! Ведь вы можете развести пропасть лимонов?!

— Сколько угодно! — отвечал Отец Тиверий, — и земля, и климат для них подходящие. А теперь я вас попрошу к себе, выпить стакан чаю. Немного высоко, зато из моей хаты какой вид!

Мы стали подниматься. Действительно, оригинальное жилище!

Высоко на скале, среди ползучей зелени, среди деревьев, растущих по камням, словно прилепленный, висит в воздухе небольшой домик монаха. «Ласточкино гнездо» — самое подходящее для такой постройки название. Две небольшие комнаты — вот и все помещения воздушной квартиры на утесе. Около домика большой натуральный, на выступающей скале, балкон, откуда такой великолепный вид, что не хочется уйти, расстаться с далекой перспективой моря, развертывающейся картиной нижних построек монастыря, сада, лимонных и масляничных рощ, и этого зеленого ковра широкой дали к самому Сухуми. Отец Тиверий любит свое дело. Живой, энергичный, он знает каждое дерево, ходит за ним, и живет среди своих цветущих питомцев. Наблюдения и опыт были огромные, и с годами русский человек своим чутким умом понял характер и особенности разнообразной флоры знойного юга.

Однако, скучает по снегу России, скучает по далекой северной деревне, где помнит себя еще босоногим мальцом, помнит широкие ели, плакучие березы и цепкий можжевельник, которых здесь — увы, нет… Грустные деревья севера порой милее зеленого лавра и постоянно цветущих роз.


ГЛАВА XIII

Сухуми

Сухуми нужно рассматривать как зимний курорт, удобный в это время для лечения больных грудными болезнями, а также как морской курорт, ввиду продолжительного в море купания (с апреля по октябрь).

С конца XVII века, после победы турок над Грузией, Сухуми в турецких руках получил значение крепости и находился под турецким владычеством до 1856 года, до взятия нашими войсками. В последнюю русско-турецкую войну 1877-1878 гг. Сухуми подвергался сильной неприятельской бомбардировке, следы которой сохранились и по сие время: разрушенные и поросшие травой и деревьями стены домов до сих пор производят угрюмое впечатление среди жилых построек и правильных широких улиц города.