Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

Небогато живет абхазец, небогато и угрюмо; кукуруза его главное и основное пропитание, и потому кукурузные поля неизменны у его жилища. Подспорьем жителю служат разнообразные лесные фрукты, начиная с алычи (род лесной сливы).

Недалеко от Очемчири, верстах в 20, находится Моква со своим когда-то знаменитым храмом, ныне реставрированным и обращенным в простую приходскую церковь.

Летописи приписывают постройку моквского храма абхазскому царю Леону III, умершему в 957 году. Патриарх иерусалимский Досифей, посетивший Мокву в 1659 году, нашел надпись следующего содержания: «Расписана при императоре Алексии Комнине, при великом Абхазском царе Давиде». Известно, что как тот, так и другой царствовали в XI веке.

«В 1859 году, — пишет Бакрадзе, — храм был найден мною в том самом положении, в каком в 1848 году его нашел академик Броссе, который, так же как и я, был поражен его величием». «Обширные размеры церкви, — говорит он, — опутаны сетью ползучих растений, его крыша превращена в ползучий сад, его прекрасные купола, удлиняемые высокими стволами деревьев — все это приводит зрителя в удивление. Внутри стрелою уходящие вверх столбы из превосходно вытесанного камня, помост, весь устланный белым мрамором без пятен, осколки цветного стекла, остатки карнизов с замечательной резьбой, свидетельствуют о большом великолепии, об искусстве, достигшем высшей степени совершенства. Прекрасная галерея окружает главный корабль до столбов купола».

К сожалению, паперти обрушились, в окнах стекла выбиты… к сугубому сожалению, нигде не заметно никакой надписи. Вне храма большая колокольня; вправо руины помещения епископа, влево маленький придел, обвалившийся и окутанный растительностью. Таковы постройки составляют обширную и крепкую ограду моквской церкви. В ней господствует нестерпимая сырость!

Я забыл упомянуть, что местность вокруг Очемчири, несомненно, лихорадочная. Может быть когда-то, когда здесь процветала культура, лихорадки имели менее жестокий характер…

Не правда ли, какую древность напоминают южные места кавказского побережья! Сколько здесь интересной работы для археологов! Хотя бы седая старина в Лыхнах!

Древний храм IV века в Лыхнах (Абхазия).

Поти! Древняя Колхида… поход аргонавтов и золотое руно… Какие времена! Сколько веков разделяют нас от жизни тех народов, которые здесь существовали, под этим синим небом на берегу могучего угрюмого Риона… Менялись нации, росли и разрушались государства, а природа оставалась та же — те же горы, море и реки

Поти с моря не представляет ничего особенного, тем более после красот Гудауты и Нового Афона. Перед вами небольшая бухта и настоящий портовый город В гавани столпилось множество судов. Город на ровном, низменном месте, вдали виднеются вершины гор. Мачты и пирамидальные тополя смешались и выступают на зеленом фоне, среди которого белеют жилые постройки.

Прежде чем перейти к описанию и характеристике города, я должен остановиться на Потийском порту, в котором идут работы по перестройке на ассигнованные два миллиона рублей.

Не мало, а целую уйму денег скушал этот знаменитый порт, прозванный моряками «порт-могила». Я смотрел на этот знаменитый порт, про который много слышал и удивлялся. Кто тот гений, которому принадлежит инициатива устройства нелепого сооружения, кто тот строитель, которому и суда и люди обязаны своей гибелью?!

Порт построен именно так, как не надо строить портов. Назначение портов, как известно всякому, даже не моряку, служить спокойной стоянкой и убежищем судов во время бури. Потийский порт устроен совершенно наоборот. Узкий проход, ведущий в порт, всего 48 саженей, устроен как раз с той стороны, откуда дуют соответствующие ветры. В непогоду ни войти, ни выйти из порта невозможно: в воротах суда рискуют разбиться, что нередко и бывает. Мало того, по причине тесноты порта и того обстоятельства, что волнение, вследствие положения ворот (входа) в порту, бывает сильное, так что суда бьются друг о друга и подвергаются опасности быть выброшенными на берег. Последние, при непогоде, стараются и спешат выйти из порта в открытое море, где гораздо безопаснее.

Про дореформенного солдата говорили: век тебе служить и не выслужиться, век чиститься и не вычиститься. А Потийскому порту — вечно строиться и не достроиться.