Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

Дамы! О, их почти не видно под крышами гигантских шляп, не видно лиц, а все их фигуры опутаны, окутаны тонкими материями удивительных цветов и оттенков. Право, сразу и не сообразишь, милые ли это дамы или огромные букеты цветов и удивительных растений… Эй, эй, можно ошибиться, если бы не мальчишки со сверкающими голыми коленками! Одним словом, чистота, аккуратность и культура, белая, накрахмаленная» От бульвара выберите какую хотите улицу и идите по ней прямо, не сворачивая — Про немного, меньше версты, и вы на базаре и на толкучке. Там, откуда вы ушли, было тихо и чинно, здесь шумно, суетливо… Худые, изможденные лица, рваная в отрепьях одежда, какой-то торг, купля и продажа таких вещей, таких предметов, которые не имеют цены по своей полной непригодности… Кому нужно разбитое от лампы стекло? Какой найдется покупатель на эти разорванные без каблуков ботинки? Ржавый с зазубринами нож? Разбитая гитара? Грязный футляр от неизвестного предмета. Старая, вся в зеленых пятнах офицерская фуражка? Пара жестяных коробок от сардин? Сломанный стул, никуда не годный комод… Одним словом, безобразный хлам — все это выставлено на продажу среди белого дня на площади.

Стало быть, есть не только продавцы, но и покупатели… и не один, не дюжина таковых, а много, очень много, потому что это настоящий рынок и настоящая правильная торговля; следовательно, все вещи эти нужны? Кому? Батумской нищете… Это ее комфорт и принадлежности!

Теперь пойдем в «нефтяной городок». Пыльно и жарко, воздух сплошь насыщен керосином. Моря не видно от множества стоящих на рейде судов, всяких размеров, под всевозможными флагами.

Идет работа, тяжелая, трудная погрузка. Работают сильные руки, а больше спина, и ломятся ноги под тяжестью ноши. Солнце жжет беспощадно, от жары тропической накалились камни, набережная и здания… Зноем пышет воздух, сушит горло, жажда и усталость томит работника…

«Соук-су! Соук-су!» слышится громкий гортанный крик. С загорелым, почти черным лицом, человек с бочонком на спине, бочонком, покрытым ветвями рододендрона и с гуттаперчевой кишкой и кружкой в руках повторяет, согнувшись: «Соук-су!», что значит холодная вода, которую он продает по 1 копейке за кружку.

Вода действительно вкусная и холодная, охлаждаемая льдом, приспособленным к бочонку снизу… Зеленые, свежие листья сверху и с боков, предохраняя воду от жгучих лучей южного солнца, вместе с тем придают нечто своеобразное и, пожалуй, даже поэтичное этой торговле. Свежая холодная вода и яркая зелень только что сорванных ветвей!

Усталый, истомленный жаждой человек с наслаждением выпьет кружку, освежится, и снова почувствует силу, которая ему так нужна в работе, а день еще долог и солнце высоко.

А вот около лесного склада, на корточках в тени сидят турки, спокойные, приветливые и порой тоже что-то выкрикивают… Перед ними своеобразной принадлежности незатейливая посуда, сахар…

Эти турки продают чай по 1 коп. стакан. Чинно торгуют магометяне на пыльной жгучей набережной, неподалеку от известного завода Ротшильда, откуда только что вышла молодая, истомленная горем и нуждой женщина и остановилась перед чаем…

Да, на этой стороне редко встретится довольная и сытая фигура буржуа, больше снует и проходит рабочий люд… Спешат озабоченные и усталые лица, не то страдание, не то раздражение сверкает в темных не радостных глазах… День еще велик, гудит и шипит завод Ротшильда!