Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

запряжена, ибо упряжка, хомут, дышло, оглобли ее поддерживают; в противном случае, на свободе, без упряжи она падает и без посторонней помощи стоять не может.

Приблизительно, за редкими исключениями, такие лошади на станции берегового шоссе… Худые, как скелеты, не кормленные, погоняемые озлобленными, тоже голодными ямщиками, почтовые лошади производят тяжелое впечатление. Вы не спрашивайте, как бегут эти несчастные со сбитыми, искалеченными ногами. Вы должны только радоваться и быть довольным, если вас доставили до надлежащей станции, а то бывают случаи, и нередкие, что пассажиры приходят на станцию пешком, а лошади стоят, ибо от бессилия идти не могут.

Мне достоверно известен факт, который случился недавно, что почтовый чиновник, командированный по делам, пришел в Геленджик пешком: лошади не могли идти. Этого, мне кажется, достаточно для характеристики почтового сообщения по береговому шоссе, зполне законченному от Новороссийска до Адлера, где, впрочем, еще почтовой конторы нет и от Адлера до Сочи на почтовых доехать нельзя (1902 год 15 октября). Решена постройка необычайно дорогой горной дороги, когда нет внутренних в крае дорог (в самом деле, ведь и к железнодорожной станции как-нибудь надо же подъехать пассажиру и подвести продукт) и когда еще не упорядочено движение по береговому шоссе, а также нет порядка, и дорогой тариф на пароходах.

Сначала устройте одно, что легче, дешевле, потом принимайтесь за другое, дорогое, строго говоря, за предмет роскоши, чем является будущая горная, страшно трудная железная дорога.

Имея в руках такое шоссе как «голодное», разве нельзя по нему устроить дешевое мальлостное сообщение. Кто не ездил на лошадях по горному шоссе, тот не может понять всей прелести этих поездок при хорошей погоде. Разве можно сравнить такое вольное путешествие с невольным в вагонах, когда из окон последних вы смотрите и, з сущности, ничего не видите, кроме мелькающих деревьев, телеграфных столбов, домиков, плетней — и все это, что вы видите, без связи, так какие-то клочки и кусочки, по которым нельзя составить никакого понятия о местности, пролетевшей мимо окон вагона.

Ввиду оживления побережья, заняться шоссе и организовать по такой прекрасной, полной художественной прелести дороге правильное и дешевое сообщение — дело первой важности. Да и средства понадобятся небольшие, особенно по сравнению с постройкой горной побережной железной дороги! Каждому туристу проехать в один конец по морю, а обратно по берегу, доставит немало интереса и много разнообразия. Летом и осенью движение будет, несомненно, большое. Смотрите, сколько народа едет пароходами, мест не только 3-го, но и 2-го и 1-го класса с трудом можно найти.

Пароходное сообщение требует тоже организации и удобства для публики и дешевого тарифа для товаров. Ни того и ни другого не встретите на судах и пароходах Черного моря. Полное пренебрежение к публике, надутое чванство капитанов, равнодушное отношение вообще служащих на пароходах и даже возмутительное к пассажирам 3-го класса, все это оставляет грустное воспоминание о порядках на пароходах Черноморских компаний. Дивиденд, выгода и барыш для одних и эксплуатация других, которых вышвыривают и перегружают на фелюги, без счета, без разбора и часто с опасностью для жизни. Я говорю о высадках в портах на фелюги, которые даже не принадлежат пароходным обществам, а действуют сами по себе на свой страх и, при том, без всякого надзора и контроля. Часто ночью в сильную зыбь перевозят матросы «с бора да с сосенки» и, притом, под «градусом».