Рейтинг@Mail.ru

С. Васюков Край гордой красоты

С. Васюков Край гордой красоты 2018-04-05T14:13:27+00:00

Многолюдство на пароходах, особенно летом, такое, что пословица «битком набито» совершенно подходит к положению пассажиров и каютных и палубных, но, конечно, больше к последним. С одного конца парохода на другой пройти трудно: где только ни помещаются человеческие тела! Но представьте какое-нибудь несчастье, например, вроде пожара, тогда, что тогда, при таком переполнении народом? А такое несчастье при отсутствии порядка, при равнодушной и малочисленной прислуге, принимая во внимание невежественную и неосторожную публику, всегда возможно… Контроль и порядок необходим на пароходах обществ и правила для перевозки пассажиров должны быть точно установлены и урегулированы, места даже 3-го класса должны быть занумерованы. Эти правила не должны обойти и перевозные средства в портах, где нет пристани, а пассажиры с пароходов и на пароход доставляются фелюгами, сдающимися с торгов или в арендное содержание; я говорю о праве перевозки пассажиров.

Эту перевозку должно вменить в обязанность пароходных обществ за их ответственностью… В настоящее время перевозка фелюгами совершается более, чем халатно: бывали случаи несчастья и нередкие, когда тонули эти фелюги, сплошь нагруженные народом; необходимо точно указать число пассажиров, могущих помещаться на одной фелюге.

Плату за билет на пароходы и за перевоз на фелюге должны брать общую, а не так, как это заведено теперь: в одном порту полагается 10 коп. с человека за перевоз с парохода на берег, в другом 15 коп., а в третьем — 20 коп… Скажите, пожалуйста, какие к этому основания и чем эта разнообразная плата регулируется?

Далее: обязать пароходные общества в портах, где имеются их агентства и где останавливается пассажирский пароход, иметь на берегу моря более или менее сносные помещения для пассажиров, где бы последние могли дожидаться пароходов, не подвергая себя и свой багаж разным атмосферическим случайностям.

Общества должны, также, следить за створными огнями в бухте и содержать их не только в порядке, но построить такие, которые действительно исполняли бы свое назначение, а не были поставлены «для видимости», как, например, в Геленджике, в бухту которого трудно, да почти и невозможно зайти в темную ночь, когда огней (крохотные лампы в горах) или, по крайней мере, второго огня совсем не видно.

Много еще можно сказать о непорядках морского сообщения на Черном море, но мне кажется, что и того, что мной высказано, на первый раз достаточно. Во всяком случае, пора оживиться Обществам пароходств и выйти из своего традиционного положения…

Посмотрите, какие удобства для пассажиров на заграничных пароходах и, наконец, на финляндских!

Но что возмутительно и что безобразно — так это сообщение на катерах, принадлежащих частным лицам из Новороссийска в Геленджик и обратно. Я не понимаю, как можно дозволять возить публику на старых судах с машинами, готовыми во всякое время испортиться, и даже без спасательных лодок. Такие катера как «Ольга», «Работник», к их же категории можно отнести и «Отважный», который, впрочем, несколько лучше, новее первых, но плоскодонный и потому тоже опасный: сильный норд-ост может перевернуть судно.

Ходят эти катера в сезонное время ежедневно и возят доверчивую публику и будут возить, пока не случится катастрофа и когда заговорят: как могли допустить такое безобразие?

Так у нас, у русских, бывает постоянно. Читатель, может быть, скажет: как же народ, люди ездят на суднах, заведомо опасных, ведь есть же у них свой ум? Поступки большинства людей носят странный характер: едет один, другой… отчего не поехать третьему и т. д.Кате

ра нужны по побережью, нужно вообще живое и толковое сообщение по морю, «по щелям», в настоящее время представляющим более или менее населенные пункты.