Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Ее лечил известный в Тифлисе медик Прибыль, но болезнь в начале весны 1863 года сделала такие успехи, что попечительница заведения писала в полк, советуя взять Машу, и отдать ее на излечение какому-нибудь туземному медику. Князь Амилахвари распорядился отправить ее к себе в родовое имение, в сел. Чалы, Горийского уезда; там она поправилась и снова возвратилась в заведение. В сентябре месяце 1865 года, Машу перевели в Закавказский девичий институт; но здесь она заболела уже скарлатиной, простудилась вновь, и доктор Гоппе вскоре заявил, что Маша больна чахоткой, и болезнь принимает такие размеры, что ей необходимо переменить обстановку и климат. 1 февраля 1868 года, ее взяли из института опять в деревню к князю Амилахвари. Лето она провела вместе с классными дамами в Железноводске, где, судя по ее письмам, много танцевала на вечерах, и потом жила опять некоторое время в Чалах. Полк, между тем, прибыл в Тифлис. Чувствовала ли Маша, что ее жизнь вместо расцвета угасает, но только она высказала горячее желание жить и не покидать более родного полкового общества. Князь Амилахвари уже был женат, и в лице княгини Анны Александровны Маша нашла себе добрую, любящую маму, ласки которой так нужны были этой молодой нежной натуре. Ей шел уже пятнадцатый год. Это была девушка высокого роста, стройная, и если не красавица, то с добрым симпатичным лицом, оживлявшимся быстрыми и умными глазами. В сухом климате Царских Колодцев Маша стала чувствовать себя хуже и зимою тихо угасла.

Похороны ее были торжественные. Весь полк, все офицеры и солдаты, сопровождали гроб «своей Маши» под трогательно-величавые звуки погребального марша.

Над гробом дочери полка, взятой в бою ребенком, воспитанной офицерами и скончавшейся у них на руках, устроен кирпичный склеп и над ним воздвигнута каменная часовня; кругом — прекрасный цветник. Часовня стоит в углу церковной ограды, и ее оштукатуренные стены издали бросаются в глаза своею яркою белизною; крыльцо из тесаного камня. Высокий шпиль покрыт листовым железом; над шпилем — крест. Внутри — роза со сломанным стеблем и образ св. Марии: под ним надпись:

«Здесь покоится прах дочери Нижегородского драгунского полка, Марии Дегужи. взятой в плен ребенком в ущелье при реке Афипсе 7 августа 1860 года. Скончалась 1868 году. Цвела 15 лет».

Памятник освящен 1 июня 1870 года. Тогда же посадили вокруг него четыре дерева, одно — князь Амилахвари, другое — КНЯГИНЯ Анна Александровна, третье — один из офицеров, участвовавший в деле 7 августа, где взята была Мария, и четвертое — инженерный офицер, строивший памятник.

В день открытия памятника был парад. Князь Амилахвари обошел ряды и, остановившись перед Лазовым, одним из тех драгун, который был при взятии в плен Марии, произвел его в унтер-офицеры. «Просто было сказано,— пишет в своем письме один из очевидцев: — поздравляю, ты унтер-офицер!» Но я видел лица солдат и на них прочел, как много чувствовали они в эти минуты»…

В благодарность за сооружение памятника во время поминального обеда, старший вахмистр Плетеницкий и унтер-офицер Лазовой поднесли инженеру простую солдатскую шапку с перевязью.

Для увековечивания памяти дочери полка общество офи-церов постановило ежегодно отправлять из процентов оставшегося после нее капитала в местный военный храм в Царских Колодцах, при котором покоится прах ее, 25 рублей для поминовения усопшей и ремонтирования памятника.