Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Движимая чувством сострадания, она, по всей вероятности пришла на помощь своему благодетелю, тем более что асе эти ГОДЫ ОН не забывал «прекрасную Гайде», то приветствуя ее в письмах к родным, то обсуждая с ними ее будущее, то посылая ей подарки. Через некоторое время его состояние значительно улучшилось, болезнь отступила. Но и после этого он, несмотря на сопротивление м-ль Аиссе, решительно отказался предоставить ей свободу. Об этом свидетельствует, в частности, его «увещевательное» письмо к ней, не оставляющее сомнений в характере его намерений. «Когда я вырвал вас из рук неверных и купил вас,— писал Ферриоль,— я не предполагал причинить себе такие огорчения и сделаться столь несчастным. Я рассчитывал, следуя велению судьбы, определяющей участь людей, располагать вами по своему усмотрению и сделать вас когда-нибудь дочерью или возлюбленной. Опять-таки судьба пожелала, чтобы вы стали той и другой, поскольку я не могу отделить дружбу от любви и отеческую нежность от пламенных желаний. Обретите же покой, покоритесь судьбе и не разъединяйте то, что небу угодно было, кажется, соединить».

И м-ль Аиссе покорилась судьбе, оставшись с «маркизом» до конца.

Было бы ошибкой думать, однако, что все эти годы м-ль Аиссе провела затворницей в апартаментах дряхлевшего Ферриоля. Прежде всего, жизнь ее скрашивала близость с Пон-де-Велем и д’Артанталем: оба брата отличались живостью ума, хорошей образованностью; к тому же они не были чужды литературных интересов, в особенности старший, который писал стихи, а в последствии сочинял комедии. Иногда в доме появлялся их соученик по иезуитскому колледжу Людовика Великого — Франсуа-Мари Аруэ, вошедший в историю под именем Вольтера…

Некоторое разнообразие в жизнь м-ль Аиссе вносило также общение с младшей сестрой госпожи де Ферриоль — Клодиной — Александриной Герен де Тансен, несколько лет жившей с ней под одной крышей; женщина незаурядная, позднее хозяйка знаменитого литературного салона и сама писательница, г-жа де Тансен, однако, неизменно отпугивала м-ль Аиссе своим безграничным цинизмом.

Впрочем, различные светские знакомые м-ль Аиссе — г-жа де Парабер, г-жа дю Деффан, г-жа де При и другие — немногим уступали в этом г-же де Тансен: эпоха Регенства, в которую Франция вступила после смерти Людовика XIV (1715), была одной из самых безнравственных во всей ее дореволюционной истории.

В подобной обстановке, казалось бы, путь м-ль Аиссе, сразу же обратившей на себя внимание своей необычной «экзотической» красотой был предопределен. Но все сложилось иначе, В 1720 г. в салоне г-жи дю Деффан (а по другим сведениям — в доме Ферриолей) произошла ее встреча с Блезом-Мари д’Эди, рыцарем Мальтийского ордена.., Встрече этой было суждено перевернуть всю ее жизнь: «прекрасную черкешенку» и «рыцаря без страха и упрека» связало сильное, глубокое и прочное чувство… 26 апреля 1721 г. у них родилась дочь. О рождении дочери знала только чета Болингброков-Генри Сент Джон, виконт Бо- лингброк, видный английский государственный деятель и мыслитель, по политическим соображениям покинувший родину и поселившийся во Франции, и его жена — в первом браке маркиза де Виллет.

Осенью 1726 г. в Париже м-ль Аиссе познакомилась с родственницей лорда Болингброка (сестрой его мачехи) — Жюли Каландрини. Как мы увидим далее, сближение с этой пятидесятивосьмилетней дамой, женой именитого и состоятельного женевского гражданина, матерью взрослых дочерей, сыграло поистине исключительную роль в жизни м-ль Аиссе и ее «посмертной судьбе».