Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Автор книги «Народы Турции…», хорошо знавшая турецкое общество 60—70-х годов 19 в., писала: «Невольничество в Турции в настоящее время ограничивается преимущественно одним только полом. Мужчины-неволь-ники, за исключением евнухов, попадаются довольно редко, хотя от времени до времени суда, нагруженные ими и пробираются контрабандой в тот или другой порт, где они тайком сбывают свой груз. Но невольничество для женщин составляет необходимую принадлежность гаремной системы, существующей в Турции. Состав сераля пополняется, конечно, из невольниц… Невольница… обходится гораздо дешевле, чем свободная женщина. Отцы также обыкновенно дают невольниц своим сыновьям, во избежание расходов, сопряженных с женитьбой. Девушки, при выходе, тоже получают невольниц для служения. Кроме того, невольницы очень ценятся как домашняя прислуга…»112. В другом месте мы также читаем: «В гаремлике султана живет от 1000 до 1500 женщин… Это толпа женщин всех званий и возрастов вся без исключений составилась из тех грузов невольниц, которые ежегодно привозятся в Турцию из Кавказа, Грузии, Абиссинии и Аравии, невзирая на то, что торг невольниками запрещен»113. Для ребенка, рожденного в серале, кормилица обыкновенно выписывалась с Кавказа14.

К бесстыдной торговле людьми были причастны Англии, Египет, Иран, Франция и др. Этот факт отмечается, например, в известном «Обозрении восточного берега Черного

моря» генерала Раевского (апрель 1839 год): «Компания английских купцов в Трапезунде,— говорится в этом документе, — участвует или, по крайней мере, покровительствует сей торговле, как выгодному сбыту своих товаров». Вообще торговля с восточным берегом «снабжала невольниками всю Турецкую империю, работниками — трапезундские медные рудники и женами — восточные гаремы»115. О «контрабандировании на сухумских берегах живым товаром», «судами морской державы» — Англии,— писал В.И. Савинов в рассказе «Англичане-контрабандисты на сухумских берегах»115.

Цены на рабов здесь были следующие: мальчик стоил 100 руб. серебром, девочка — 300—350 руб., красавицы же, покупавшиеся в самые богатые гаремы или в сераль султана,— от 50 до 100 тыс. пиастр.

Систематическая борьба России против работорговли на Кавказе, как уже отмечалось, имела огромное значение, а с введением в крае русского управления эта торговля и вовсе прекратилась.

В книге Е.П. Лачиновой «Проделки на Кавказе» уделяется немало страниц работорговле, причем в масштабе всего Кавказского края.

В романе В.И. Савинова «Тескольское ущелье» показаны картины восточных рынков, где срывают одежду с невольниц, чтобы показать «товар лицом»117.


Путеводитель и собеседник в путешествии по Кавказу. ч. 1. — М,. 1885 г., 116—117 с.

Жена свободного черкеса, при всем деспотизме, царствовавшем в семейном быту, была мало похожа на угнетенную женщину племен Восточного Кавказа… Про черкесских девушек можно сказать, что, будучи прославленной красоты, они отличались скромностью, тактом в обращении и редкою силою воли; все их заветные мечты стремились к одной цели: выйти замуж за бесстрашного воина и попасть чистою в его объятия. Существует мнение, что через покупку черкешенок для турецких гаремов произошло улучшение турецкой расы. Кстати заметим, что на этот торг нельзя смотреть исключительно с нашей, европейской точки зрения. Тут не было продажи в рабство, и плата за черкешенку была тот же калым, платимый везде на востоке за невесту. Черкесские девушки не носили покрывала, и обращение их с молодыми людьми было совершенно непринужденно. Свадьбы, большею частью, составлялись по свободному выбору жениха и невесты. Из всего этого видно, что положение черкесской женщины было во многом не похоже на положение восточной рабыни.