Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

«Забудь меня, восклицает он: твоей любви,

Твоих восторгов я не стою;

Бесценных дней не трать со мною;

Другого юношу зови.

Его любовь тебе заменит

Моей души печальный хлад;

Он будет верен, он оценит

Твою красу, твой милый взгляд.

Перед собою, как во сне,

Я вижу образ вечно милый;

Его зову, к нему стремлюсь,

Молчу, не вижу, не внимаю.

Тебе в забвеньи предаюсь

И тайный призрак обнимаю;

О нем в пустыне слезы лью,

Повсюду он со мною бродит,

И мрачную тоску наводит На душу сирую мою».

Пораженная горестью, молодая девушка стонет:

Ах, русский, для чего,

Не зная сердца твоего.

Тебе навек я предалася!

Недолго на груди твоей

В забвеньи дева отдыхала,

Немного радостных ночей

Судьба на долю ей послала!

Придут ли вновь когда-нибудь?

Ужель навек погибла радость?..

Ты мог бы, пленник, обмануть

Мою неопытную младость,

Хотя бы из жалости одной

Молчанием, ласкою притворной;

Я услаждала бы жребий твой

Заботой нежной и покорной;

Я стерегла 6 минуты сна;

Покой тоскующего друга;

Ты не хотел.

Она молча, рыдая, обнимает его колени. Но жестокий человек признается только, что и он на далекой родине напрасно молил о взаимности, еще тогда, когда в нем пылал жар юности.

«Я любил и страдал один, также одиноко я и угасну!»

Проходит много грустных дней, черкесы отправляются в набег.

Аул пустеет и только молодые девушки поют песни про войну и любовь.

Тогда кого-то слышно стало…

Мелькнуло девы покрывало,

И вот печальна и бледна,

К нему приблизилась одна.

Уста прекрасной ищут речи.

Глаза исполнены тоской,

И черной падают волной

Ее власы на грудь и плечи.

В одной руке блестит пила,

В другой кинжал ее булатный;

Казалось, будто дева шла

На тайный бой, на подвиг ратный.

На пленника возведши взор,

«Беги! — сказала дева гор,—

Нигде черкес тебя не встретит

Когда девушка перепилила его цепи, пленник упал на грудь своей спасительнице. «Идем со мной, покинем вместе эту ужасную страну». Напрасно. Ее надежды угасли и не осталось следа коротких радостей любви. Пожирающий пламень волнует ее нежную грудь, потом она протягивает ему руку на прощанье.

К черкешенке простер он руки,

Воскресшим сердцем к ней летел,

И долгий поцелуй разлуки

Союз любви запечатлел.

Рука с рукой, уныния полны,

Сошли ко брегу в тишине —

И русский в шумной глубине

Уже плывет и пенит волны.

Уже противных скал достиг.

Уже хватается за них…

Вдруг волны глухо зашумели,

И слышен отдаленный стон…

На дикий брег выходит он,

Глядит назад… брега яснели

И опененные белели;

Но нет черкешенки младой

Ни у брегов, ни под горой…

Все мертво… на брегах уснувших