Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Никогда дома и в своем ауле незакрывавшие лица черкешенки настолько вырабатывали мимику, что местная пословица совершенно справедливо замечала: «Зашей рот дочери, он ей не нужен. Она гораздо лучше говорит улыбкой, и взглядом, чем языком». Или: «Зачем мне язык,— поет местная красавица в свадебной песне,— зачем мне язык, когда мое лицо скажет больше и лучше». Самый костюм черкешенки удивительно красив. Шелковые широкие шаровары. Сверху — обыкновенная женщина надевала рубаху из бязи, а богатые — шелковую с широко падавшими рукавами. Стоячий воротник, края разреза впереди и рукавов были оторочены или золотою тесьмой или цветным узором. Рубаха опоясывалась широким поясом, с золотыми или серебряными ажурными пряжками. Работа их была так тонка, что в порах говорят, будто чорахские и давлашвильские ювелиры отделывали их не своими инструментами, а осиными жалами. На рубашке — бешмет, оканчивающийся выше колена, и непременно яркого шелка. Девушки любили светло-голубые или палевые, женщины, красные и желтые.

Сквозные филигранные застежки были свободны. Девушки настолько не прятались, что импровизаторы-юноши могли смело воспевать их красоту на аульных праздниках в звучных стихах, певшихся на готовые, завещанные предками мотивы. Девушки бегали по улицам и крышам, показываясь среди белого дня молодежи и это никогда не возбуждало ничьего осуждения. Старики говорили: «Скорее запретишь ветру дуть на вершине, чем запрешь красавицу в сакле».

Или: «Аллах не для того создал розу, чтобы ее закрывать шелковым платком. Без солнца и воздуха она увянет. Спрятать можно только сорванный цветок, т. е. замужнюю».

На всем востоке говорят о хорошей воде: она чиста, как мысли черкесской девушки. Открытое лицо ее называлось лилией, до лепестков которой не смел никто коснуться.


Иоганн Готфрид Гердер.

Идеи к философии человечества.— М., 1977.— 703 с.

Древние персы были безобразным горным народом, о чем свидетельствуют оставшиеся из них — гяуры. Но поскольку ни одна азиатская страна не переживала столько нашествий, сколько Персия, к тому же расположенная под боком у прекрасно сложенных народов, то и здесь постепенно образовался такой тип, который соединяет в себе достоинство и красоту — особенно у более благородных персов. Здесь — Черкесия, родина красоты, а по другую сторону Каспийского моря живут татарские племена; в условиях прекрасного климата они стали стройней; постепенно они распространились и к югу. Справа — Индия, индуски и черкешенки облагородили персидскую кровь.

Мы уже замечали выше, что некоторые из татарских племен первоначально относились к числу красиво сложенных народов, населяющих землю, и только со временем одичали, переселившись в суровые северные земли и в бескрайние степи; прежнее изящное телосложение мы видим у живущих на берегах Каспийского моря племен. Узбечек рисуют крупными, стройными, с приятными чертами лида, они идут в бой вместе с мужьями; у них большие черные живые глаза,— так говорит описание,— волосы тонкие, черные; у мужчин важный вид, какое-то особое достоинство. За это же хвалят бухар, а черкешенок все знают и все превозносят (см. изображения у Лебрена, «Voyages au Levant», vol. I,X, № 34—37) за их красоту, за черный шелк тонких бровей, за черные глаза, в которых горит огонь, за гладкий лоб, маленький рот, округлость лида. Прямо ка-жется, что стрелка часов человеческого телосложения замерла тут на середине, и на одной чаше весов — Греция, а на другой — Индия, Запад и Восток. Счастье, что Европа была не очень удалена от этого средоточия красивых форм, что многие из населивших Европу народов в разное время или жили в областях между Черным и Каспийским морями или же медленно прошли по этим землям. По крайней мере, европейцы — отнюдь не антиподы тамошних мест.