Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

В ее наряде простота —

Но также вкус!

Ее головка Платком прилежно обвита;

Из-под него до груди нежной

Две косы темные небрежно

Бегут; уж верно, час она

Их расплетала, заплетала!

Она понравиться желала:

Как в этом женщина видна!

Черкесская песня

Много дев у нас в горах;

Ночь и звезды в их очах;

С ними жить завидна доля,

Но еще милее воля!

Черкес! видал я здесь прекрасных

Свободы нежных дочерей,

Но не сравню их взоров страстных

С приветом северных очей.

Ты не любил! — ни слов опасных,

Ни уст волшебных не знавал;

Кудрями девы золотыми

Ты в упоенье не играл,

Ты клятвам страсти не внимал,

И не был ты обманут ими!

Но я любил! Судьба меня

Блестящей радугой манила,

Невольно к бездне подводила…

И ждал я счастливого дня!

Своей невестой дорогою

Я смел уж ангела назвать,

Невинным ласкам отвечать

И с райской девой забывать,

Что рая нет уж под луною.

И вдруг ударил страшный час,

Причина долголетней муки;

Призыв войны, отчизны глас,

Раздался вестником разлуки.

Как дым рассеялись мечты!

Тот день я буду помнить вечно…

Черкес! черкес! ни с кем, конечно,

Ни с кем не расставался ты!


ДЖ. БАЙРОН

Избранные произведения. М., 1953 г, 497 с., 136—174 с.
Из стихотворения «Гяур» (фрагмент турецкой повести)

Есть образ в памяти. есть боль — и не пройдет

Ни средь веселия она, ни средь забот;

Ни ярче, ни темней она вовек не станет;

С ней радость не пьянит, страдание не ранит.

Т. Мур

Кто нежных глаз ее агат

Опишет? Их вообразят

Лишь те, кто лани знали взгляд.

Их глубина была черна.

Грустна, но вся душа полна,

Когда, как Джиамшидов лал,

Из-под ресниц их взор сверкал.

Когда б ее хоть сам пророк

Ожившей глиною нарек,

С ним согласиться б я не мог,

Хоть подо мной бы Эль-Сират

Дрожал над адом и Джиннат,

Где пляшут гурии, маня,

В густые рощи звал меня!..

Кто прочитал бы взор Лейла.

В том сразу вера б умерла,

Что женщина — лишь прах, что ей —

Быть услаждением страстей:

В ее глазах и сам муфти

Бессмертное бы мог найти;

Ей на средину нежных щек

Сронил гранатовый цветок

Свой вечно алый лепесток,

И гиацинтная волна

Ее волос, как пелена,

Рабыням услаждая взгляд,

До самых ниспадая пят,

А с белизной прекрасных ног

Лишь горный снег сравниться б мог, когда, упав из тучи, он

Еще землей не осквернен…

Как лебедь в водном хрустале,

Она скользила по земле,

Черкешенка, чей край — Кавказ;