Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

ЖАК-ВИКТОР-ЭДУАРД ТЕБУ ДЕ МАРИНЬИ

(1793—1852 гг.)
Путешествия в Черкесию. В кн.: Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов ХШ—XIX вв. Нальчик, 1974 г., 291—321 с.

Прекрасный пол здесь, хотя ему и предназначается самая трудовая жизнь, далеко не осужден, как, например, у турок, на вечное затворничество. Особенно девушки допускаются на все празднества, которые они оживляют своей игривостью, и их общество является одним из лучших способов отдохновения для мужчин, с которыми девушки общаются с величайшей непринужденностью. …черкешенка в день замужества имеет такую же талию, что была у нее в возрасте шести лет.

Трудно понять, как эти народы, сами имеющие рабов и считающие свободу первым из благ, могут решиться продавать своих детей; отец имеет такое право по отношению к детям; брат — к сестре, если у них нет родителей; муж также продает свою жену, уличенную в супружеской неверности. Зачастую это бывает единственным пожеланием девушки, если она красива и если она уверена в том, что ей удастся занять место в турецком гареме, что они предпочитают своему существованию в Черкесии.

Приблизительно через час нас провели к княгине. Господин Тауш, за которым я следовал, сказал мне, чтобы я повторят все, что будет делать он, чтобы не нарушить церемониал общения с прекрасным полом. При нашем появлении все женщины встали; мы проследовали один за другим вдоль противоположной стены твердым, но медленным шагом, опустив в знак уважения на всю длину рукава нашей одежды. Мы приветствовали их, со значительным видом приложив правую руку к головному убору. Как только мы сели, женщины семьи Индар-Оглы вновь заняли свои места на софе, в то время как с десяток женщин из их свиты остались стоять на ногах. Княгиня-мать в возрасте около пятидесяти лет производила впечатление красотой и особенно одухотворенностью лица. На ней было длинное платье, открытое спереди и застегнутое от груди до пояса, похожее на верхнюю одежду турецких женщин. На ней были также широкие «шальвары» (chalvar) из полосатой ткани и на голове большое белое покрывало, скрывавшее часть корпуса. Под платком ее волосы почти не были видны.

Юные жены князей или оруженосцев весьма изобретательны по части причесок: они носят под покрывалом красную ермолку, украшенную спереди маленькой лентой из черного сафьяна и серебряными кнопками, которая очень им идет; из-под шапочки спадают их волосы, заплетенные в длинные косички. Бюст дочерей Индар-Оглы был исключительно сжат, и их верхнее платье было снизу доверху застегнуто серебряными пряжками. На поясе старшей дочери висело множество брелоков из того же металла; форма их головного убора была не слишком изящной, они были сделаны из шести суконных полосок разного цвета, сшитых в форме долек дыни, и несколько галунов были приделаны так, чтобы закрыть швы. Девушки более низкого происхождения носили просто круглые и одноцветные шапочки. Две юных княжны, не слишком красивые, но с приятными лицами, звались: старшая — Гваша [Гуащэ], младшая — Чапсин. Я забыл значение этих двух имен; имена, которые дают новорожденным имеют одно значение; я видел двух женщин, одну из которых звали «львиный взор», а другую «талия лани».

После этих рассказов меня непременно станут спрашивать о том впечатлении, которое произвели на меня черкешенки, которых я видел. Если бы я попытался судить о их красоте, столь расхваливаемой восточной красоте, сразу же по прибытии в их страну, мне было бы затруднительно сделать это беспрепятственно, поскольку на меня влияли бы европейские представления об этом предмете; также и мое пылкое воображение при виде страны, с которой связано так много романтических представлений, могло ввести меня в заблуждение; но, привыкнув к их именам, имея время изучить их, я могу уверить европеек, что они им ни в чем не уступают.