Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Девушки с очень раннего возраста, лет с десяти-двенадцати, носят корсет или широкий кожаный пояс, надеваемый прямо на тело; девушки из знатных семей скрепляют его серебряными застежками. Этот корсет настолько стягивает талию, что нет женщин с более тонкой талией; корсет также сдавливает бюст таким образом, чтобы не допустить

его развитие. Молодые незамужние черкешенки имеют совершенно плоскую грудь, чем весьма поражают. Только в день свадьбы супруг имеет право распороть корсет кончиком кинжала. Идеал красоты у черкесов требует от женщин серьезных жертв, и чтобы сохранить тонкую талию, молодых девушек плохо кормит: им дают только молоко, лепешки, просяную кашу.

Если выше бедер женщина должна иметь тонкую талию, то нижняя часть корпуса должна быть крупной, живот выпуклым, что нам может показаться уродливым.

Можно заметить, что женщина у черкесов, как и у всех народов, славу которых составляют грабежи, находится в полном подчинении у мужа и является скорее его рабыней, нежели подругой.

Я говорил уже, что здесь покупают женщин, уплачивая за них значительный выкуп, достигающий нескольких тысяч франков; от этого обычая всего лишь один шаг к обычаю продавать своих дочерей и племянниц.

Молодая девушка не всегда смотрит на этот варварский акт отца под таким углом зрения: если она красива, она надеется суметь получить место в гареме в Турции. Подобные романтические мысли ее успокаивают; та или иная из ее подруг, кто был продан подобно ей, получили впоследствии свободу и вернулись на родину с небольшим состоянием; их рассказы о блестящих покоях гарема утешают девушку.


ДЖЕМС БЕЛЛ

(первая половина 19 в.)
Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837, 1838, 1839 гг. В кн.: Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII—XIX вв. Нальчик, 1974 г., 458—530 с.

Один участок, засеянный льном, тщательно пололи пять женщин, с лицами, покрытыми чадрой. Мы проезжали среди этой богатой, прекрасной природы (черные и блестящие глаза молодых женщин и девушек, выглядывающих из-за углов хижин и тотчас же прятавшихся, как только я поворачивался в их сторону, представляли немалую прелесть в общей картине).


ДЖ. А. ЛОНГВОРТ

(1839 г.)
Год среди черкесов. В кн.: Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII—XIX вв. Нальчик, 1974 г., 531—584 с.

Перед моим отъездом во внутренние районы страны женщины в семье готовили для меня кое-какие вещи из черкесского наряда — туфли, шальвары (shalvar) и тому подобное, которые, как считалось, могли мне понадобиться. Предполагалось, что мне следует подарить им что-либо в знак признательности, и поскольку мне дали понять, что эти подарки я должен был бы вручить им лично, я, разумеется, решил воспользоваться этой возможностью, чтобы самому убедиться в том, насколько верны или, наоборот, преувеличены рассказы о хваленой красоте черкесских женщин. Само по себе приглашение, сформулированное как «пойти и посмотреть», а не «нанести визит леди», уже является любопытным комментарием относительно их социального положения; и когда мы проходили из гостевого дома в помещение, занимаемое его «женской половиной», манера, в которой хозяин говорил о своих женщинах, почти заставила меня подумать, что мы направляемся в его конюшню, но отнюдь не в гарем.

Когда вам рассказывают о их существовании и при этом много жестикулируют и многократно упоминают суммы стоимости, вы, естественно, предполагаете, что речь идет о домашнем скоте. У черкесов весьма оригинальные суждения на этот счет: и мужчины и женщины у них имеют свою стоимость, как и любое прочее имущество на Кавказе, и для женщин может в какой-то мере служить утешением то, что при наличии намека на красоту их стоимость возрастает раз в десять по сравнению с мужчиной.