Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Кабардинские князья посредством брачных союзов издавна стремились установить дружеские отношения со многими соседними, а нередко и дальними народами. Дочь князя Камбулата Идарова» родного брата Темрюка, сосватанная за одного из балкарских мурз, была увезена «в горы в Балкары» и жила в Черекском ущелье. В документе за 1629 год говорится, что «…Ашли да Абдауллы мурзы балкарских князей.., а князь Пшимаху они Канбулатовичу Черкасскому по сестре племянники, мать их князю Пшимаху сестра»29. Старший князь Большой Кабарды Ислам Мисостов выдал свою младшую дочь за воспитывавшегося у Мисостовых сына крымского хана, «а оной Селим-Гирей их вскормленник, и женат… старшего кабардинского владельца Ислам-бека на дочери».

Установление брачных союзов продолжалось и в последние века. «Кабардинские владельцы дочерей своих отдают в замужество за своих же кабардинских владельцев, также за кубанских султанов и за тамошних горских владельцев и за знатных мурз, и за чеченских и кумыцких владельцев и сами женятся на их дочерях, и таковым свойством и другими случаями с ними дружатся»,— свидетельствует документ Коллегии иностранных дел за 1748 год. Из истории известно, что подобные браки с политическими целями заключались и с грузинами.

Во второй половине XVI столетия царь Имеретии Георгий, князь Гурии и Мегрелии «были женаты на трех сестрах — кабардинских княжнах».

В марте 1640 года царь Мегрелии Леван III Дадиани «послал… в Кабарду к Алегуке-мурзе посла своего азнаура.., а имя ему Тавей, просить за сына своего за большого за Александра дочь»,— говорится в статейном списке русского посла в Грузию Федота Елчина. В мае азнаур Тавей вернулся из Кабарды в Зугдиди, где находилась царская резиденция, с доверенным лицом от князя Алегуко Шеганукова (двоюродного брата Джамбулата Казыева — деда Бековичей) для окончательной договоренности о женитьбе. После состоявшихся переговоров брачный союз между мегрельским царем и кабардинским князем был скреплен. Леван III, беря «„.у Алегуки за сына своего дочь», отсылал в Кабарду в дар Шеганукову «сто душ ясырю, да сто серебряных сосудов, да сто золотых платой, да сто кобылиц, сто быков, сто пищалей, на том у них договор стал».

Установил «союз царского грузинского дома с кабардинскими владельцами» и картлийский царь Вахтанг VI (годы правления 1703—1722), женившийся на княжне из малокабардинского рода Гиляхстановых. Ее родные братья Адильгирей, «находящийся в Татартупе», и Канчоко, живший неподалеку от него, как видно из материалов Коллегии иностранных дел за 1743 год, «…покойному грузинскому царю Вахтангу — шурья [шурины], а Казы их родственник; живут при горах в Малой Кабарде и чрез их владение лежит тракт в Грузию».

Вахтанг VI женился на княжне Гиляхстановой в самом конце XVII столетия. Ему в то время едва исполнилось двадцать, а невесте его было и того меньше — лет пятнадцать— шестнадцать, что считалось в ту пору вполне нормальным возрастом для вступления в брак. Из «татартупского владения» Гиляхстановых, где княжна родилась и выросла, ее, уже как невесту царевича Вахтанга, торжественно проводили из Кабарды по Дарьяльскому ущелью, через мрачные и суровые горы Кавказского хребта, а потом — по изумрудной долине Арагви — в столицу Картли, древний город Тифлис. Но так как, по тогдашним представлениям, мусульманка не могла стать женой христианина, девушку крестили и называли грузинским именем Русудан30.

Княжна Гиляхстанова стала женой наследника картлийского престола, а потом царицей Картли. Грузинские современники называли ее «солнцеподобно сияющей царицей Русудан». Она была верной и надежной спутницей в нелегкой жизни Вахтанга VI, деля с ним горести и тревоги того неспокойного времени.