Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Следующая легенда хорошо рисует характер и поступки обиженного.

То было давно, в те блаженные времена, когда черкесские красавицы славились далеко, когда вся страна блистала ими, как небо в темную ночь блистает звездами, а наездники как метеоры, как вихрь летали по Черкесии, оставляя за собою кровавые следы.

Как луна между звездами, блистали прекрасная Поль, и как молния сверкал знаменитый наездник Кунчук, созданный из дерзости, удальства и «готовый на хвосте черта переплыть через Азовское море».

Гюль часто засматривалась на удалого Кунчука, а он был неравнодушен к прелестной девушке. Сердца их стремились друг к другу и вот Кунчук, казалось, был близок к блаженству, мог назвать себя счастливейшим человеком на свете, потому что был женихом прекрасной Поль. Он мечтал уже о счастии скоро назвать ее женою, как вдруг несчастье обрушилось ему на голову.

Однажды паша Азова был в гостях у соседа Кунчука. На празднике этом была и прекрасная Гюль. Она поразила пашу своею красотою.

— Чья она? — спросил паша.

— Невеста Кунчука,— отвечали ему.

— Что стоит? — спросил опять паша.

Покупка турецкими сановниками черкешенок была не редкость; пленопродавство существовало в Черкесии почти до наших дней. Жители северо-восточного берега Черного моря вели с доисторических времен обширную торговлю людьми, и многие греческие колонии, покрывавшие этот берег, обязаны были своим цветущим состоянием единственно этой торговле. Гаремы наполнялись черкешенками, торговля которыми, с основанием турками крепостей Анапы и Сухума, еще более усилилась. Вывоз в Турцию женщин производился в таком большом количестве, что некоторые приписывают черкешенкам улучшение турецкой породы.

Сцены торговли женщинами ежедневно повторялись на черкесском берегу, несмотря на все старания наших крейсеров прекратить эту торговлю. «Не оправдывая черкесов в этом деле», говорит очевидец, «я не буду и строго судить их. У мусульман девушка, выдаваемая замуж, равномерно продается: отец, брат или ближайший родственник, у которого она жила в доме, будучи сиротою, берут за нее калым (плату, выкуп). Черкесы при том же редко продавали своих дочерей, а продавали туркам преимущественно рабынь или пленниц, отдавая их в руки своих одноверцев». В этой продаже, смотря глазами продаваемых, не было ничего оскорбительного их человеческому достоинству. Проданные почти всегда первенствовали в гаремах богатых турок, а когда на них выпадала несчастная жизнь, то тут никто не винил продавца, объясняя, что проданной так было написано в книге судеб. Почти каждая черкешенка, шедшая на продажу, мало горевала, лаская себя надеждою на будущие блага.

— Я здесь рабыня, говорила она, а там, сказывают, буду непременно госпожой; мне дадут хорошие платья, дадут денег, я стану пересылать их отцу и матери, а если будет много денег, так выкуплю их на волю и перевезу к себе за море.

После такого понятия туземцев о самой унизительной для человеческого рода торговле, не удивительно, что паша, свыкшийся с нравами черкесов, мог спросить, что стоит Гюль: он знал, что за деньги можно купить на выбор каждую черкешенку. Однако, на этот раз, громкий смех присутствующих был ответом на последний вопрос паши. Не оставляя своего намерения и плененный красотою девушки, паша решился, во что бы то ни стало, приобрести красавицу. Часто там, где не продают явно, торгуют тайно: не один воз бархата, парчи, сукна и всякого добра перешел тайком из кладовой паши в саклю отца Поли. Она была продана…