Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Для соблюдений семейственного порядка, жена отправляет всякую домашнюю работу, стряпает кушанье, ткет сукно, шьет для мужа платье, но должна иногда седлать и убирать мужнину лошадь. Впрочем у горцев жены содержатся не в такой неволе как Турчанки и Персиянки, могут свободно обращаться с мужчинами, включая молодых новобрачных жен. которые несколько лет сряду не должны выходить из дома и, если жена принимает к себе гостей мужеского пола или женского, то мужу нельзя присутствовать в той беседе.

Между горскими народами существует особенный обычай, касательно женского пола, по которому они пользуются правом защищать мужчин; следовательно могут похвалиться не одною красотою и верностью,— но и этим отличительным правом.— Всякое мщение, наказание, а тем не менее убийство не может быть произведено в присутствии женщины, а отлагается до другого случая. Женщина у горцев, с распущенными волосами и без покрывала бросаясь в середину сражающихся, останавливает кровопролитие; преследуемый неприятелем скрывается в женское отделение или касается только рукою до женщины и остается невредим.— Вот важное преимущество горских женщин.


ХАМАР-ДАБАНОВ Е.

Проделки на Кавказе. Ставрополь, 1986

У камина на низенькой деревянной скамейке сидела девушка лет шестнадцати. Облокотись руками на колени, она поддерживала прелестное личико свое пальцами, унизанными кольцами. На голове у нее был красивый шелковый платочек, висевший углом к затылку; за ушами было шестнадцать узеньких длинных кос, черных как смоль и лоснящихся, как лучший шамаханский шелк, в ушах блистали золотые серьги; на лбу и на висках из-под платка виднелись волосы, остриженные ровно, как у русских крестьян; тонкие, выгнутые брови осеняли большие черные глаза, опушенные длинными ресницами; прямой носик будто сторожил две тоненькие, алые губки; подбородок, совершенно круглый и выдававшийся немного вперед, довершал прелесть этого круглого личика, и румянец молодости играл на бархатных щечках красавицы. На длинной роскошной шее висели ожерелья из бус и мелких серебряных монет, на плоской груди, признаке девственности*, в обтяжку был надет пунцовый шелковый бешмет, выстеганный красивыми узорами и полами закрывавший колени.

* Черкешенки до замужества носят род корсетов: их зашивают в сыромятные кожи длиною европейских женских корсетов. Девушки остаются так вплоть до замужества.

Тонкий перехват стана был опоясан узким белым поясом; рукава бешмета, с разрезом от локтя до кисти, были брошены за плечи, из-под них выходили широкие рубашечные рукава, белые как снег. Под бешметом виднелась белая рубашка, покрывавшая верхнюю часть ног, из-под нее выглядывали полосатые шальвары, синие с белым; ноги босые и белые, как пена морская, небрежно опирались на туфли с высокими каблуками. Взор девы был неподвижен, глубокая и грустная дума туманила ее очи. Вдруг раздался приятный чистый голос; кручина девы изливалась в заунывной песне**:

Уж девять лет, как девицу-сиротку зашили; как девицу кожа теснит!

Не дает она сердцу прядать, не дает она груди развиться.

Сердцу больно, груди тесно!***

Пора, пора молодцу девицу кинжалом от кожи теснящей избавить****; да где же тот молодец?

Сироты одинокой кто схочет? Старику отдадут тебя, девицу не милому, или в наложницы***** ты попадешь ко владельцу.

У серны есть ноги, убежит она в скалы Кавказа;

у пташки есть крылья, улетит она в чащу дремучего леса; у золоточешуйчатой рыбки есть перья — уплывет она в воды Кубани.