Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Лет шесть прожили супруги в станице, изредка покидая ее для поездок к водам или в Грузию. Жили они душа в душу, как брат с дорогой сестрой, и если б у Натальи Сергеевны были дети, она не променяла бы своей участи на жизнь королевы Виктории. Несмотря, однако, на двукратное путешествие к Кисловодску, детей все-таки не было, и штаб-офицерша не раз убеждала мужа принять к себе в дом хоть какую-нибудь замарашку. Но Ипполит Петрович любил детей только красивых и хорошо выдержанных.

II

В апреле 184* года Мальшевскому велено было присоединиться с двумя ротами к отряду, явившемуся под его станицу, с тем, чтобы наконец истребить соседний аул, больше всего делавший вреда жителям станицы. После короткой защиты, притон воров был взят; казаки, обрадованные тем, что добрались до своих давнишних недругов, собрались было никому не давать пощады. Пробираясь между домами и везде останавливая порывы своих подчиненных, Мальшевский увидел, что кто-то прицелился в него с кровли соседней сакли, и в ту же минуту пуля оцарапала ему плечо. Бросившись наверх, супруг Натальи Сергеевны с изумлением приметил, что враги, нежелавшие покориться — были мальчик лет двенадцати, с горячей еще винтовкой в руках и черноглазая девочка лет десяти, заряжавшая другую винтовку. Юный татарин убежал, прыгая с кровли на кровлю, девчонку схватили; длинная рубашка ее была в крови, однако раны никакой на дитяти не было. Мальшевский приказал отнести живую добычу в фургон, и через несколько дней представил ее своей супруге. Наталья Сергеевна была в восторге от подарка. Лицо девочки могло назваться приятным, хотя от горя и с дороги ребенок исхудал до того, что его глаза казались гораздо больше ротика. Малая азиатка, говорил Ипполит Петрович, подавала большие надежды: потому что, кроме заряжанья винтовки при их встрече, она, перед тем, по словам солдат, бросала каменья в наших егерей, между тем как ее отец и брат, мальчишка, убежавший по кровлям, стоя около нее, стреляли вдоль дороги, на выбор.

Когда Наталья Сергеевна спросила дитя, как ее зовут, та ответила: Джаннет (что значит рай и совершенно похоже на французское Жаннет), нисколько не робея, но быстро передвинувшись к окну, словно собираясь оттуда выпрыгнуть при первой неприятной нечаянности. Чай, поданный ей, она начала пить только тогда, когда Ипполит Петрович прихлебнул из своей чашки, потом она подняла с пола зачем-то положенный туда большой гвоздь и с чрезвычайным лукавством, представляя будто им играет, спрятала его в карман черкески (так как рубашонка девочки была вся в лохмотьях, то Ипполит Петрович окутал ее, будто шинелью, своей собственной верхней одеждой). Гвоздь этот заинтриговал Мальшевскую, но муж дал ей заметить, чтоб она на первое время занималась как можно меньше его миниатюрной добычей.— Только через несколько месяцев девица Жаннет призналась, что гвоздь точно был ею похищен, на тот случай, если б урус-джигит вздумал продать ее в жены другому русскому. Но кого именно должен был поразить гвоздь — будущего властелина, или самую Жаннет, пленница объяснить не желала. Полюбовавшись еще несколько времени живым, белым личиком азиатки, и ее нечесанными волосами, падавшими до колен, Наталья Сергеевна уложила девочку спать в своей комнате.

Наутро молодая хозяйка предалась грусти и плачевным помышлениям,— ребенок худо спал, метался во сне, плакал и встал с постели еще белее, еще бледнее, чем вчера вечером.