Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

В самый день приезда Малыiевских на место случилось с девицей Жаннет новое приключение, довольно пустое само по себе, но давшее обильную пищу сатирическим умам всего города. В сумерки когда наши супруги, уставшие с дороги, и после хлопот, неизбежных с первым днем приезда на новое место, оставили черкешенку одну в ее комнате, с полной свободой делать все, что ей вздумается, девушка побежала на кухню помогать прислуге переносить и переставлять привезенные вещи. Оказалось, однако, что все уже было перетащено, и люди сами покоились сном, так что Жаннет, неостанавливаемая никем, могла делать все, что ей было угодно. Сообразив весьма разумно, что Ипполит Петрович непременно потребует ужина, тогда как под плитою едва теплилось несколько угольков, наша девица побежала во двор, и ухватив преисправную вязанку дров, собралась втащить ее вверх по задней лестнице. Посреди этого занятия она была усмотрена, сквозь отворенные ворота, одним из изящнейших посетителей города и его львов, недавно прибывшим из Петербурга, погостить у своего дяди, занимавшего весьма почетную, даже значительную должность.

При виде свежей, блистательно красивой девушки, в ситцевом платьице с засученными рукавами, бесстрашно тащившей связку дров, которая пришлась бы не по силам иному мужчине, юный джентльмен ахнул, протер глаза, и видя, что кругом все пусто и тихо, как обыкновенно бывает в губернских городах при наступлении сумерок, проскользнул в ворота и устремился вслед за непонятным видением. Судя по вязанке дров он принял девицу Жаннет даже не за горничную, а за простую служанку из кухни, и даже почувствовал некоторое угрызение совести — но жребий был брошен и необыкновенная красота предмета извиняла проделку избалованного любимца городских красавиц. Встреча произошла с быстротой; за ней последовало несколько крайне неизысканных комплиментов, на комплименты Жаннет отвечала улыбкою, от которой бы вздрогнул всякий человек, сколько-нибудь знавший характер юной особы, но воспламененный, отуманенный Дон-Жуан не приметил, как дико сверкнули поразившие его глаза и как стиснулись белые острые зубки девушки тотчас же после ласковой улыбки. Он пробежал еще ступеней шесть следом за обворожительным видением и дерзновенною рукой…когда азиатская кровь пробудилась и позорное бедствие пало на голову неосторожного искателя приключения.

Жаннет сбросила с плеч вязанку и сильными руками схватив своего нового обожателя, втолкнула его в грязный чулан, какие обыкновенно бывают на задних лестницах, захлопнула дверь, замкнула ее тяжелой задвижкой, и ушла в кухню, как будто бы ничего не случилось, а к ночи даже забыла об участи бедного, подвергнувшегося ее гневу юноши. Несколько часов ждал и крепился несчастный селадон, по-видимому решаясь скорее умереть, нежели призвать кого-нибудь на помощь, но к утру самолюбие укротилось — с восходом солнца кучер и кухарка, привлеченные его жалобными криками и усиленные толпою разной дворни из соседних домов, извлекли бедняка, запачканного, голодного и полу замерзшего из его неприятного заключения.

История эта, никогда неузнанная вполне и во всяком доме рассказываемая по своему, обошла весь город, уже успевший устремить полные ожидания очи на только что приехавшее семейство. Бедный Дон-Жуан умчался, не дождавшись срока отпуска, потеряв несколько выгодных невест, но и на долю Мальшевских пала немалая доля пересудов; во всем крае только и говорили про Жаннет. «Видели вы знаменитую черкешенку?», такими словами, вместо расспросов о погоде, начинались разговоры в каждом доме. Молодые люди и даже женатые старики приходили и проезжали мимо дома Мальшевских раз по пяти в день. Наталья Сергеевна была очень огорчена, но Ипполит Петрович только смеялся, и строго запрещал своей воспитаннице выходить к гостям и сидеть у окна. У него были свои планы. Через неделю назначен был первый бал в благородном собрании, и до этого торжественного дня, романтической героине пред-стояло оставаться совершенною невидимкою.