Рейтинг@Mail.ru

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка

Сукунов Х.Х. Сукунова И.Х. Черкешенка 2018-04-05T13:35:38+00:00

Впечатление, произведенное прибытием Пашина на сердце всех горничных дома и даже соседних домов, и даже горничных всего города не может быть передано словами; молодой, ловкий, по стройности и чертам смуглого лица совершенно похожий на цыгана, сильный до того, что изогнуть пятак или подкову было ему нипочем, видавший на своем веку и смешные и страшные вещи, умевший хорошо рассказывать про край, «где вашу братью, девчонок, татары продают как баранину», наш казачина послужил живою причиной бесчисленных страстей и раздоров в мире сентиментальных субреток и чичисбеев. На второй день приезда, толпа завистников, соединясь в одно стройное целое, собралась было под видом борьбы в шутку порядком проучить приезжего выскочку, но сама претерпела потасовку, неслыханную в летописях города. За исключением этих недостатков, Пашина все полюбили: он умел при случае работать за десятерых, ставил ребром последнюю копейку, выучил молодых парней чудесным песням, и пробовал было устраивать за заставой кулачные бои, разделив сподвижников на две партии, грузин и казаков, но к сожалению, каждая партия, если в ней не было Матвея, помня недавнее побоище, только пятилась от наступавшего казака, получившего уже от всех и каждого в городе лестное прозвание Еруслана Лазарича.

До Мальшевского дошли кое-какие жалобы, и кроме того он сам приметил, что гулянье и все вышеописанные забавы не удовлетворяли его гостя, видимо начинавшего скучать о своей родине и своих товарищах. Чтоб сколько- нибудь отвлечь Пашина от праздности, генерал поручил ему выездить лошадей, только что им купленных, между которыми одна назначалась под верх. Случилось так, что площадка, на которой казаку пришлось выказывать свое искусство, находилась прямо под окнами Жаннетиной комнаты.

На следующий день, вставши с солнцем, милая азиатка услышала в двух шагах храпенье лошади, и привлеченная этим всегда любезным для нее звуком, подошла к окну, из скромности чуть-чуть только отогнув уголок шторы. Прямо перед ее глазами совершалась сцена, на которую даже холодной женщине трудно глядеть равнодушно. Пашин находился в решительном бою с огромным вороным жеребцом, может быть в первый раз почувствовавшим на своей спине тяжесть упрямого человека. Приученный к кавказской выезде и маленьким горским лошадкам, урядник не желал или не умел пустить в дело хитрость, а весь разгоряченный, пробовал сокрушить силу силою.

Несколько раз, в течение пяти минут, могучий и бешеный конь уносил с собою всадника на край лужайки; несколько раз становился он на дыбы, взмахивал задними ногами и несколько раз, остановленный железною рукою седока, сгибался книзу, так что хвост его стлался по полу. Никакой кавалерист в блестящем наряде, никакой спортсмен в своей безобразной фуражке не мог сравниться по своей красоте и смелости езды с цыганом Пашиным, вполне отдавшимся борьбе, обещавшей тянуться без конца, при неслыханном упрямстве с каждой стороны. Казак был без шапки, бешмет расстегнулся на высокой груди, на нижней части лица его, бледного от злости, резко обозначились две черные линии густых усов, свесившихся книзу; правая рука гнулась как сталь; разгоревшиеся глаза его изъявляли решимость не сойти с коня, не сокрушив его сопротивления.

В свою очередь, и Жаннет находилась вся в огне; лицо ее, всегда бледное, несмотря на свою полноту, горело как зарница; ей было тяжко дышать; не помышляя о своем ночном костюме, она отворила окно и перегнулась вперед… хорошо, что Пашин не примечал своей зрительницы. Наконец, через полчаса, посте усилий, превышавших все, что только может сделать человек самого атлетического сложения, победа осталась на стороне Пашина: вороной конь, в последний раз попытавшийся было сбросить всадника, посреди скаку остановился как вкопанный, и пригнетенный опять непобедимою рукою, совершенно присел на задние ноги. Что делалось с девушкой в эту торжественную минуту, конечно, не расскажет ни один сочинитель; довольно будет сообщить, что Жаннет находилась словно в горячке. Не зная сама, что делает, она стиснула в дрожащей руке букет, стоявший близ окна, и, руководимая дивным инстинктом, не глядя на него, выхватила из связи атласный цветок розовой мальвы, растения, которые растут у нас в садах и покрывают своими цветами, словно искрами розовых огней, цветущие степи верхнего Кавказа. Цветок этот она подержала у своих губ, будто говоря ему что-то и когда Пашин, все незамечавший ее, гордо откинулся на седло, и покачиваясь, медленной рысцой поехал вдоль стены — кинула свой подарок прямо на седло восхитившего ее витязя. В то же мгновение Жаннет оторвалась от окна и бросилась на постель, вся дрожа и закрывая лицо руками.