Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Эти генуэзские карты конца XIII — начала XVI века дают нам более детальное знание, так как нетрудно заключить, что тесные торговые связи, установившиеся между генуэзскими портами и жителями края, вынуждали генуэзцев изучать и лучше узнавать нравы и обычаи адыгов. Именно об этом позитивным образом свидетельствует описание, составленное генуэзцем по имени Джорджио Интериано, о котором издатель в предисловии говорит как о «homo frudi» — достойном, приличном человеке. Не приходится сомневаться в том, что отнюдь не только коммерческие соображения привели того к черкесам, в среде которых он, очевидно, прожил достаточный промежуток времени, чтобы изучить их обычаи и образ жизни. Генуэзские предприятия на Черном море после заключения венецианцами договора с египетским султаном в 1346 году пришли в полный упадок во времена Дж. Интериано, но естественные отношения, что генуэзцы установили с черкесами, не прервались сразу и, хотя и потеряли свою былую важность, еще долгое время сохранялись, разве что в меньших масштабах. Хотя точное время   путешествия Дж. Интериано не указано, есть основание датировать его 1550-1557 годами. Описание это краткое, но содержательное и очень аккуратное. Это самое интересное произведение о черкесах вплоть до второй половины XVIII века. Впервые этот труд был переведен Дюбуа де Монпере и включен в его научную книгу о Кавказе. Дж. Интериано дает нам увлекательное описание мира зихов середины XVI века.

Через 24 года край черкесов посетил второй путешественник, оставивший о том письменное свидетельство. Им был Жан де Лука (или Лук). Хотя и принадлежал ордену Святого Доминика, он, похоже, приехал в Черкесию не в качестве монаха, а как уполномоченный, не известно по какому случаю и с каким намерением, короля Польши с особой политической миссией. В то же самое время, когда Ж. де Лука находился у черноморских черкесов и абазов, в 1638 году в Кабарде гостил Олеарий, описавший затем нравы и обычаи ее жителей. Среди путешественников XVII-XVIII веков, имевших контакты с черкесами, можно отметить фламандца Жана Струиса в 1670 году и его соотечественника Корнейлля Бруинда в 1701 году, немца Якоба Лерха в 1746 году, англичанина Хэнвея в 1750-м, а также неизвестного немца, совершившего в 1781 году поездку от Моздока во внутренние области Кавказа. В 1671 году вдоль черкесского побережья проплыл от Каффы до Искурии, где сошел на берег, шевалье Шардэн, оставивший после этого весьма недоброжелательный для черкесов труд, в котором едва ли было что-то новое об этом народе.

В 1702 году в Кабарду отправился французский врач Ферран, занимавший должность лекаря крымского хана. Более подробным и более предметным является описание, оставленное Ля Мотрэ, совершившим свое путешествие в 1712 году. Но все эти произведения едва ли добавляли что-либо новое к тому, что уже было сказано до них Интериано и Лукой. Таким образом, до середины XVIII века черкесы оставались, если не полностью забытыми, то весьма малознакомыми для европейцев. В 1773 году свою карту Европы, на которой была обозначена Черкесия, опубликовал Анвилль, который применительно к краю адыгов, Зикетии, перечисляет большое число названий местных населенных пунктов. Абсолютно новая эпоха в изучении Кавказа начинается в годы царствования Екатерины II, поручившей элите ученых заняться описанием этого еще плохо изученного мира. С 1770-го по 1773 год Гюльденштедт объездил и детально исследовал в роли натуралиста и этнолога бассейн Терека, всю Кабарду, край Осетии, Грузию, Кубань и другие территории. Впервые области, расположенные между Каспийским и Черным морями, были точно описаны, собраны подробные сведения об их географии, о разных народах, их населяющих, об их обычаях, истории, нравах, языках и т. д.