Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Черкесы разделяются на 3 класса. Первый — князья, которые считаются правителями страны и могущество которых зависит от численности подданных, родственников и тех, кого они могут поставить под ружье во время своих военных походов или для защиты от соседей. Их дочери иногда передают княжеское достоинство тем, за кого выходят замуж, но такое достоинство ниже того, что приобретается в ходе военных предприятий.

Второй класс — дворяне, из которых некоторые становятся очень могущественными, вступая в союзы с многочисленными фамилиями. Они являются оруженосцами князей.
Подданные отличаются немногим от тех, что были в Европе во времена феодализма, живя от отца к сыну в подданстве князю, которому они обрабатывают землю в мирное время и которого защищают во время войны. Каждый из них владеет землей и скотом, на которые князь не имеет никаких прав; он не властен ни над самим вассалом, ни над его семьей, которая в случае недовольства им свободна в переходе к другому господину. Князь имеет право наложить на них наказание в виде продажи в рабство, но в этом случае дело должно быть рассмотрено на совете.

Эти 3 класса немногим отличаются друг от друга в одежде и домашней жизни; между ними царит наиболее совершенное равенство.

К ним можно добавить еще четвертый класс — рабов, захватываемых во время походов и продаваемых туркам или оставляемых у себя; их дети становятся вообще подданными. Я думаю, что можно насчитать около 3 тысячи русских, включенных в этот класс.

Я никогда не мог понять объяснения этих людей, что для них главное богатство — это свобода, поскольку сами они при этом решаются на продажу своих детей. Отец имеет такое право над своими родными, брат над сестрой, если у них нет больше родственников, и муж продает свою жену за супружескую измену. Нередко можно встретить странное желание красивой девушки занять место в турецком гареме, предпочитая его жизни в Черкесии. Там через несколько лет они получают свободу и возвращаются домой с небольшим состоянием. Однако редко можно увидеть, чтобы своих детей продавали князья.

10 мая. Черкес, которого я взял с собой, едва не упал в море, когда ставил ногу на трап, но я вовремя подхватил его. Г-н Тауш поздравил меня и сообщил, что если бы он утонул, то я должен был бы заплатить за него его родственникам, которые, несомненно, заставили бы меня это сделать. Мое удивление по поводу этой странной манеры правосудия побуждает меня рассказать несколько анекдотов о том, как этот народ осуществляет такую процедуру, и на которые они ссылаются как на образцы величайшей справедливости.