Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Исход совещания был более благоприятен, чем мы предполагали: после долгих споров, ближе к вечеру, было дано разрешение выгрузить железо, в котором они нуждались. Князь дал нам в помощники много людей, которые отправились с нами на шхуну, и один из них поднялся на борт.

Через час мы отправили на берег шлюпку с железом в сопровождении одного человека, который по возвращении сообщил мне, что князь временно
приостанавливает выгрузку и просит меня понять его. Я хорошо знаю обычаи этой страны; мои черкесские друзья очень милы и счастливы принимать у себя француза. Однако наши дела получили не-приятный оборот. Индар-Оглу сообщал, что его обвиняют в заговоре с г-ном Скасси с целью содействовать проникновению русских в Черкесию, и что я сам не пришел бы с экипажем, состоящим из представителей этого народа, если бы не имел целью исследовать эти берега и выявить их наиболее уязвимые места, чтобы захватить их в соответствии с первой декларацией во время войны с Турцией, и что в то время, как его сын Ногай возглавляет дело, он сам защищает укрепления, возведенные в Геленджике и Пшате.

Переговоры были весьма энергичными. Ногай пришел в ярость и готов был смыть кровью несправедливость, которую ему причинили. Мы с минуты на минуту ожидали увидеть огонь в наших складах и были вынуждены отойти от берега в море, чтобы спастись от этих ярых республиканцев, которых, как я полагаю, всегда подстрекал против нас паша Анапы. Его поведение в разных обстоятельствах дало мне право подозревать его, и я не знаю, как иначе объяснить прибытие в это ущелье байрактара (турецкого евнуха).
Князь отправил меня на судно, а г-н Тауш остался с ним, чтобы принести вечером касающиеся нас вести. В 8 часов мы узнали, что после всех тягот мы все же получили разрешение на разгрузку, но прежде я должен переговорить с князем.

18 мая. Итак, я сошел на берег сразу же, как только был подан сигнал. Черкесы потребовали от нас предъявления права на ввоз товаров, которое не было оговорено и не рассматривалось на генеральном совете. Хотя я никогда прежде не встречал в этой стране примера подобных претензий, я все же счел, что должен подчиниться, потому что это был единственный способ прийти к соглашению, и я нанял черкесские лодки для разгрузки шхуны.

Работа продолжалась уже более 2 часов, когда черкесы снова собрались толпой, чтобы потребовать от нашего конака поручиться за все, что мы сделаем во время нашего пребывания здесь, так же как и за оплату права ввоза. Этот вопрос был улажен, и мы провели остаток дня в стараниях устроить наши дела как можно надежнее.

19 мая. Две лодки трудились на разгрузке нашего судна, и Индар-Оглу, который пришел к нам со своими сыновьями, дал нам 3 верных людей для нашей охраны и посоветовал никогда не отходить от них.