Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Не следует считать необычным для страны, где мед является одним из главных предметов питания местных жителей, то, что они дали покровительницу насекомому, которое его производит. Свидетельством того, что это слово заимствовано черкесами у греков, является то, что оно звучит удивительно сходно с греческим словом.
Сеосереса изображает молодое грушевое дерево, которое черкесы срубают в лесу. После обрезания ветвей остается только ствол, который затем уносят к себе и украшают как божество.

Почти все поступают одинаково: осенью, в день праздника, его с большой торжественностью вносят в дом под шум различных инструментов и крики радости всех обитателей, которые приветствуют его счастливое прибытие. К нему прикрепляют небольшие свечи, а на верхушке — сыр; со всех сторон его обливают бузой; едят, пьют, затем его выносят и ставят во дворе, где оставляют на год у стены без всяких божественных знаков. Он является покровителем скота и имеет 2 братьев.

Тлебс — царь, покровитель кузнецов. В день его праздника в его честь совершают возлияния на сошник и топор.

Наохаче, Емик и Месте — другие святые или полубожества, имеющие каждый свой день почитания.

У черкесов нет бога грома и молнии, но, по- видимому, ошибаются те, кто уверяет, что они его никогда не имели: гром и молния пребывают у них в великом почтении. Черкесы говорят, что это ангел поражает тех, которые отмечены благословением Всевышнего. Тело пораженного молнией торжественно предается земле при всеобщем оплакивании усопшего, семья которого становится весьма уважаемой. Эти люди выходят толпой из своих жилищ при грохоте, производимом этим ангелом во время его воздушного путешествия, и когда пройдет немного времени после того, как гром утихнет, они устраивают общественные молитвы с приглашением снова посетить их.

Ученые люди объясняют все это их пылом, пережитками и невежеством. Те, кто посетил эту страну, называют Мериссу святой девой Марией, Тлебса — Давидом, Сеосереса — святым Иоанном. Наше пристрастие к древностям также часто приводит к подобным заблуждениям.

Красота местности, царящая в лесу тишина, этот храм, созданный природой, — все это исполнило меня чувством, какого я никогда не испытывал. Всемогущество Создателя, благоговейное и простое почитание, какое оказывает ему этот народ, породили в моей душе множество мыслей, которым я посвятил всю свою прогулку, и незаметно для себя пришел к воротам дома одного из друзей г-на Тауша, куда мы и вошли.

Его самого не было дома. Нас приняли его жена и невестка, которые подали нам молочное блюдо и сели только после долгих настоятельных просьб с нашей стороны. Хозяин вернулся через час и пригласил нас на свою половину, что мы и поспешили сделать, чтобы не вызывать у него подозрения о цели нашего визита, как будто бы приветливость наших хозяек вызвала у нас желание навестить их вторично.