Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

После полудня я попросил у него разрешения представиться его жене. Он согласился, и в ожидании, когда она будет готова принять нас, мы обошли хозяйство, которое походило на все то, что я уже видел. Оно состояло из десятка домов, возведенных из плетня или бревен, обмазанных глиной и покрытых сверху соломой. В этих домах никогда не бывает больше одной комнаты; они служат жильем семье князя, дворян и слуг, обслуживающих его. Хозяйство окружено непрочными палисадами и расположено у подножия прекрасного холма в изгибе реки, берега которой заняты фруктовым садом и плантацией льна и кукурузы. Небольшой густой лесок, к которому примыкают дома, служит убежищем для женщин, детей и скота во время вторжений враждебных племен в их область.

В каждом хозяйстве изготавливается все, что необходимо его обитателям. Женщины заняты главным образом изготовлением сукна из светлой ткани, очень похожей на фланель, бурок, подушек для седел, холста, одежды, обуви, галунов, футляров для сабель, ружей и пистолетов. Подобно гомеровским княжнам, черкесские княжны также не освобождаются от этих работ, в которых они добиваются большой славы, чтобы отличаться от своих подданных. Мужчины плотничают, изготавливают ружья, отливают пули, делают очень хороший порох и очень плохо дубят кожи, зажимая их между двумя кусками дерева. Кузнечным и ювелирным делами занимаются очень немногие мастера. Кузнецы изготавливают ножи, топоры, гвозди, железные наконечники для стрел и прекрасные кинжалы. Ювелиры украшают серебром оружие, пороховницы, пояса и т. д. Трудно представить себе совершенство этой работы, красоту и четкость рисунка, который они чернят с помощью кислоты. В основном только турки доставляют им стволы ружей и пистолетов и сабли, которые они оправляют в своей манере. Среди этого оружия я видел много вещей европейского производства и между прочим сабли, которые по большей части были венецианскими или генуэзскими. После вторичной закалки они шлифуют их, чтобы убрать треть ширины клинка, что лишает их гибкости. Шлемы, кольчуги и луки они получают из Персии. Эти вещи покупаются в небольшом количестве, и то, что у них есть, переходит от отца к сыну и составляет их основное наследство. Я думаю, что их можно насчитать 20 тысяч.

Через час нас ввели к княгине. Г-н Тауш, который меня сопровождал, сказал мне, чтобы я во всем подражал ему, чтобы не совершить ошибку в обхождении с прекрасным полом.
При нашем появлении все женщины встали. Мы обошли всех подряд, от одной к другой, вдоль стены, от одного конца комнаты до другого, твердым, но медленным шагом, отпустив в знак уважения наши рукава во всю их длину. Мы приветствовали их, прикладывая для важности наши правые руки к шапкам.

После того как мы сели, княжны снова уселись на свои места на диване, а служанки — их было около 10 — остались стоять. Княгиня, в возрасте около 50 лет, имела прекрасную фигуру и особенно одухотворенное лицо. На ней было длинное платье, открытое спереди и застегнутое на крючки от груди до пояса наподобие турецкого антери. Она носила шаровары из полосатой ткани и на голове большую белую вуаль, которая закрывала часть корпуса. К сожалению, я не смог увидеть ее волосы, скрытые под платком.
Юные дочери князя и его оруженосцев были едва различимы под их головными уборами. Под вуалью они носили красные тюбетейки, украшенные спереди небольшой лентой из черного сафьяна с серебряными пуговицами, которые были им очень к лицу и позволяли волосам спадать длинными косами. Бюсты дочерей Индара-Оглу были чрезвычайно тонки, а их антери были застегнуты от шеи серебряными пластинками. На поясе у старшей висело большое число брелков из того же металла. Их фигуры были не столь изящны, но все же милы, однако форма их шапочек была совсем не изящной: они состояли из 6 полотняных лент различных цветов, выкроенных в форме арбузных долек; несколько нашивок были расположены так, что скрывали их швы. Девушки более низкого ранга носили круглые и гладкие шапочки.