Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

После первых приветствий княгиня спросила о моих впечатлениях от путешествия по стране, бедной и недостаточно привлекательной для нас, о ком ей часто рассказывал ее сын Ислам-Гери.

Она считала чрезвычайным событием его поездку в Крым в 1814 году.

«Я хотела отговорить его, — сказала она, — ведь он еще слишком молод, чтобы его путешествие было успешным, и я вам доверю его сразу же, как только работы по уборке урожая и сенокосу, которые нам предстоят, закончатся. Не возвращайте его мне, пока он не приобретет мудрости, но я думаю, что он не остановится на этом, поскольку он мне очень расхваливал красоту ваших женщин! А как вам понравились наши?»

Я счел выгодным в данных обстоятельствах сделать комплимент ее дочерям, будучи убежден, что прекрасный пол не менее чувствителен в этом плане в Черкесии, чем в других местах, и я удивил ее, сообщив о доброй славе черкесов у нас.

Во время этого разговора г-н Тауш подошел к одной из княжон и небрежно прислонился к ней. Это меня поразило, но я вспомнил, что мне было рекомендовано во всем следовать ему. По моим наблюдениям, скоро и я смог бы поступить так же.

Я заметил, что в этой стране очень непринужденно обращаются с девушками.

Мы некоторое время еще поговорили о разных вещах и, наконец, распрощались с этими дамами. Княгиня подала мне руку в знак дружбы и пожелала счастливого пути.
Ее муж, которому я объявил, что завтра мы собираемся отплыть, обещал прийти проводить меня. Г-н Тауш предупреждал меня, что это будет интересный визит и что я должен буду сделать кое-какие подарки. Князь среди прочего потребовал привезти пороха, лафет для пушки, несколько стаканов, тарелок, сахару, чай и кофе, к которым он уже привык.
Черкесы не стесняются попросить то, что им понравилось, и было бы нелепо отказать им, поскольку можно попросить о том же их самих. Эта общность имущества является пунктом, который обеспечивает бедняка одеждой богача в обмен на его лохмотья. Я видел однажды, как Ногай вернулся домой без обуви, так как один человек, встретившийся ему на дороге, будучи бос и оборван, потребовал у него одежду.

После этого путешествия меня, несомненно, спросят о впечатлении, какое произвели на меня прекрасные черкешенки. Если попытаться оценить их прелести, столь превозносимые на Востоке, то сразу по прибытии в эту страну мне было бы трудно сделать это беспристрастно, учитывая их славу в Европе, и мое возбужденное воображение при виде страны, столь побуждающей к ры-царству, могло легко впасть в ошибку. Но, познакомившись с их семьями и имея время изучить их, я могу уверить моих прекрасных соотечественниц, что они ни в чем не уступают им.