Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Впрочем, Рейнеггс дает далеко не полный перечень черкесских племен, расположенных к югу от Кубани. Названия этих племен в большинстве своем досадным образом искажены. Большой интерес вызывает небольшое число топографических особенностей, что Рейнеггс приводит в своей книге. Например, он пишет, что слева от устья Кубани побережье до Мехорипа известно среди жителей под названием Анап, Анапа или Анапеа, что вся территория, про-стирающаяся от Погрипа до Безонты (Пицунда), все еще именуется Черкес-Топражи (страна черкесов). Больше, чем кто-либо до него, Рейнеггс рассказывает об абхазах, чье несомненное родство с черкесами он отмечает не только в языке.  

Достоин упоминания в этом хронологическом обзоре европейских путешественников и писателей автор весьма интересной книги о черноморской торговле Пейссонель. Долгое время главный консул Франции в Каффе, он использовал свою должность в получении достоверных сведений о жителях Крыма, Дона, Черкесии и т. д. В 1755 году Пейссонель направил в Париж докладную записку, которая была опубликована 32 года спустя. В этой записке есть интересные детали, касающиеся общественного строя черкесов. Пейссонеля можно считать, помимо Феррана и Ля Мотрэ, первым французским автором, посвятившим исследовательский интерес черкесам. Паллас был в числе академиков, которым в 1768 году было поручено изучить разные части огромной империи царей, но во время первой экспедиции он не отправился далее Астрахани и обширных степей, примыкающих к северным берегам Каспийского моря. Желание дополнить сведения, что предоставили научные экспедиции Гмелина и Гюльденштедта, подвигло его в 1793 году предпринять новую поездку на Кавказ. В течение двух лет, во время которых продолжалось это путешествие (1793-1794), Паллас не посетил ни абазов, ни западных черкесов; но он собрал в Кабарде весьма детальные представления и о первых, и о вторых. Подробности, в которые он входит, значительно превосходят те, что в своих описаниях дал Гюльденштедт и что уже собрал, но еще не опубликовал Рейнеггс. Паллас не оставил без внимания результаты исследований других авторов, среди которых был и подполковник Штедер. Паллас был далек от того, чтобы недооценивать черкесов, как это делали до него многие путешественники. Он указывает на вполне сформировавшийся у черкесов феодальный строй, аристократическую систему, напоминающую ту, что некогда существовала в Пруссии и Ливонии. Палласу был известен патроним черкесов, который никем после Интериано не цитировался. Паллас дает более правдоподобное описание черкесов, чем Рейнеггс. Он детально и точно рисует одежду мужчин и женщин, жилища и оружие черкесов, следует за ними в их военных набегах, живет в их домах. Паллас перечисляет черкесские племена, занимающие бассейн Кубани, расселившись между этой рекой и горами. Он дает также самое детальное описание Абхазии.  

Граф Я. Потоцкий, путешествовавший в 1797 году на равнинах Северного Кавказа, через которые протекают Терек, Кума и Кубань и маршрут поездок которого близок тому, что 3 года до него проделал Паллас, видел, как и последний, лишь черкесов Кабарды. Описание этих поездок занимает лишь часть первого тома его «Путешествия в астраханские степи и на Кавказ». Клапрот, 10 лет спустя, в 1807-1808 годах, вновь предпринял путешествие в эти места, расширив и уточнив сведения о черкесах, что предоставили Гюльденштедт и Паллас. Маршрут его поездки почти тот же, что и у Гюльденштедта. Как и последний, он изучал в особенности Большую Кабарду, Осетию и Грузию, но лично не посетил Западную Черкесию. Тем не менее тщательность, с которой он собрал и систематизировал во время своего пребывания на Центральном Кавказе огромное число сведений относительно регионов, где он не был, придает огромную ценность его труду для всякого кавказоведа.