Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Я представил ему плотников, назначенных рубить строевой лес, которые до сих пор еще не приступили к делу. Он заверил меня, что тотчас после моего отъезда он отведет их в ближайшие к побережью леса, откуда легче всего вывозить лесоматериалы.

Поскольку мы не могли отплыть ранее завтрашнего полудня, он обещал навестить меня еще раз и подарил мне прекрасный серебряный пояс.

Вечером загрузка балласта была закончена, и я приказал запастись водой рано утром.

23 мая. Князь вызвал меня на берег в 8 часов утра. Он еще раз сказал мне о наших планах со всей пылкостью крайней заинтересованности и попросил рассказать г-ну Скасси обо всем виденном, чтобы тот подумал о средствах обеспечения процветания наших связей с его страной. Он дал мне разные поручения и настойчиво наказал привезти кое-какие подарки троим лицам, которые будут защищать нас от возможных оскорблений. Один из них пользуется огромным доверием народа.

Князю не хотелось расставаться со мной. Найдя какой-то пустяковый предлог, он вернулся опять после полудня, и мы, наконец, распрощались. Один человек из его свиты, которому я заплатил за его услуги, обещал мне подарок, который вышьет его сестра. Огорченный тем, что он не вручил мне этот подарок до моего отъезда, он отдал мне свой пояс, говоря со слезами на глазах: «Твой, бери, и не забывай своих друзей-адыгов!»

После изложения необходимых инструкций г-ну Таушу и его коллеге, мы отплыли в 8 часов вечера при слабом юго-восточном ветре на Феодосию, куда я имел приказ прибыть. Мы плыли всю ночь на северо-запад при благоприятном ветре.

24 мая. В 7 часов утра мы оказались на траверсе Суджук-Кале. Ветер дул на север, а в 11 часов — на юго-запад; в 7 часов вечера — на запад-юго-запад, также свежий, все более приближая нас к земле. В 8 часов вечера мы были в 27-30 милях от Тамани. Ветер дул постоянно на север.

25 мая. Ветер дул на юго-запад; мы лавировали вдоль Тамани между входом в пролив Еникале и Бугазом Кубани. В 3 часа пополудни мы были напротив мыса Таклы. Ветер был свежий, и я убрал брамсель. В 6 часов мы повернули к мысу на юго- юго-восток. Сила ветра удвоилась, небо покрылось черными тучами, скопляясь на севере, предвещая нам трудное время. В 9 часов мы убрали марсель и фок, взяли риф на бригантине и гит. Ветер и море были ужасны.

26 мая. В полночь, когда мы были в 20 милях от берега, ветер стал попутным. Мы обогнули мыс с запад-северо-запада и надеялись достичь залива Феодосии, уменьшив все паруса, однако без них отклонение от курса было бы значительным, и на рассвете мы оказались у мыса Петро-Караево. Ветер становился все сильнее и сильнее; я решил бросить якорь на мысе Таклы, куда нас нес ветер, но это было очень трудно сделать, и я решил добраться до карантина Керчи, где была глубина в 5 саженей.