Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

В полдень пришел человек с сообщением о том, что все подданные Индара-Оглу уже собрались, чтобы защитить его от шапсугов, окруживших его жилище. Я очень пожалел, что подобное обстоятельство не предусмотрено инструкцией, которую дал мне г-н Скасси, чтобы помочь нашему достойному конаку. Я не осмелился сделать этого, поскольку можно было не сомневаться, что это дало бы русским возможность воспользоваться такими стычками между черкесами, чтобы вступить в союз с их князьями и таким образом проникнуть внутрь страны.

11 июля. Утром у нас была ложная тревога, тем более затруднительная, что в отсутствие нашего переводчика с нами не было никого, кто понимал бы черкесский язык.
Лодка наших врагов, о которой я уже говорил выше, вышла из речки и направилась к нам, имея на борту много людей. При виде этого я тотчас приказал вынести наше оружие на палубу, и толпа сочувствующих нам людей, собравшись на берегу, своими криками поощряла нас вступить в сражение. Боясь, однако, печальных последствий такого дела, я все же сомневался, открыть или нет огонь из пушки, уже заряженной и направленной на них. Они уже были возле кормы и испускали враждебные крики. И я уже решился выстрелить, когда увидел одного молодого князя из числа моих друзей, родственника Индара-Оглу, среди тех, кто приветствовал меня. Это рассеяло мои опасения, и я, не колеблясь более, разрешил им приблизиться. Несколько человек поднялись на борт и остановились при виде нашего оружия. И, может быть, именно оно помешало им предпринять еще одну серьезную попытку. Молодой князь остался на борту шхуны, а остальные продолжили свой путь на юг.

Г-н Тауш, который присутствовал при нападении шапсугов, сообщил нам, что они численностью около 200 человек ушли, не вступая в сражение, оставив разрешение этого дела на рассмотрение народного совета. Этим обычно заканчиваются все их конфликты, что, впрочем, не мешает им начать крупные военные приготовления. Дворяне и под-данные вооружаются под клич одного человека, обязанного распространять известие о наступлении врагов, мчась галопом по всем округам, и они оставляют свои жилища, чтобы собраться вокруг князя, который их возглавляет, но в тот момент, когда обе партии, кажется, хотят с крайней ожесточенностью напасть друг на друга, третьи лица предлагают свои услуги в качестве посредников в их делах, и все заканчивается несколькими выстрелами из ружей или пистолетов в воздух с обеих сторон. Только походы против отдаленных племен, во время которых объединившиеся князья могут рассчитывать на большую удачу, становятся иногда кровопролитными.

12 июля. После того как к ночи мы полностью завершили разгрузку, я начал грузить обмененные товары, число которых с каждым днем возрастало и состояло большей частью из ржи, пшеницы, ячменя, кукурузы, воска, меда, шкур быков, коз и пушнины.

Г-н Тауш как-то говорил мне о древних предметах, которые черкесы иногда обнаруживают на своей земле. Я вспомнил об этом во время моего первого путешествия, когда одна ваза была случайно обнаружена во время пахоты; в ней были обгорелые разрозненные кости. Я хотел взять ее себе в обмен на водку. Она была глиняная, обычной формы и обмазана зеленым лаком. Перед моим отъездом я склонил г-на Тауша раскопать небольшие курганы, которые виднелись в разных местах этого ущелья и особенно в лесу по соседству со священной рощей, где я побывал. Черкесы считают их погребениями, оставленными каким-то великим народом, жившим в этой стране до них. Они большей частью накрыты сверху огромными камнями. Разные обстоятельства помешали моему комиссионеру заняться этим делом, а новые дела, навалившиеся на меня с момента моего приезда, не позволили мне произвести исследования на этих новых любопытных объектах. В этот день мое внимание обратили на себя две вазы из обожженной глины, из которых одна, высотой примерно два с половиной фута, содержала золу, кольца и медные пуговицы, а также несколько железных инструментов, окислившихся до неузнаваемости и рассыпавшихся от прикосновения к ним. Поверх всего лежал клык кабана, а рядом с ним осколки стеклянной чаши или, скорее, сосуда для благовоний.