Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

7-го числа близ Алжира мы встретили адмирала Руюса, известившего нас о том, что в Греции разразилось восстание. 11-го числа мы сделали остановку на Мальте, дабы заиметь более пространные сведения и, сумев заполучить лишь весьма неясные ответы, 20-го числа вышли в море. 1 июня, будучи в водах Афинского залива, командующий греческой флотилии представил нам такие подробности относительно положения Константинополя, что мы приняли решение отплыть в Идру, дабы встретиться там с русским консулом в Афинах, вынужденным недавно покинуть свою резиденцию. Все, что мы узнали от этого чиновника, письма, что затем мы получили, и отъезд русского посланника из Константинополя заставили нас предположить о разрыве между петербургским и турецким дворами как о событии неизбежном, внушили нам страх подвергнуться опасности, оказаться запертыми в Черном море. Ввиду такого поворота дел мы приняли решение ждать в Эгейском море, пока не прояснится политический горизонт. Это решение и различные обстоятельства, его сопровождавшие, привязали меня на 18 месяцев к местам, где происходило восстание эллинов. Я посетил Идру, Спетсию, Афины, Коринф, Саламину, Эгину, мыс Суниум; почти все Киклады, значительную часть Спорад, Смирну и некоторые иные малоазиатские порты. Незабываемые события, огромные радости и великие горести, свидетелем которых я был, прочно связали меня с Грецией. Годы 1821-й и 1822-й образуют целую эпоху моей жизни, память о которой никогда не изгладится! Я провел зиму 1823 года в Константинополе и 19 марта этого года вошел в Черное море с бригами «Triton» и «Petit Auguste», которые 30-го числа встали на якорь в Феодосии.

Я вовсе не буду здесь занимать читателей рассказами о всех поездках, что совершил на Черном море в связи с экспедицией, в коей я участвовал, а опишу лишь те, что привели меня в Черкесию и что описаны в моем дневнике, ибо целью этого пронаведения является содействие в знакомстве с Кавказским краем и знакомстве с овладением Россией Анапой и поселений, что эта держава создает на этом побережье. Я постараюсь в той мере, в коей смогу, избегать рассказов о том, что не относится к этому знакомству и даже более не вспоминать сношения, что здесь были у М. Скасси, и их последствия.

Поездка в Анапу в 1823 году

17 апреля 1823 года я отплыл из Феодосии на бриге «Petit Auguste» под командованием капитана Корнелисса, дабы посетить побережье Черкесии. «Triton» должен был войти в Азовское море позднее. Мы отплыли в 5 часов утра, следуя достаточно сильному северо-западному ветру, который быстро гнал нас к Анапе, отдаленной от Феодосии 76 милями. Это продолжалось недолго, мерт-вый штиль, наступивший к полудню, до 9 часов вечера удерживал нас возле горы Опук и скал Каравия, отдаленных приблизительно на 2 мили от берега и издалека воспринимаемых мореплавателем парусными судами. Я припомнил, что у подножия горы Опук есть руины, что считаются относящимися к Киммериуму (Cimmerium) и Ките (Cyte); что далее находятся руины Акры у входа в Киммерийский Босфор, чьи берега украшены воспоминаниями о Пантикапее, Нимфее и Фанагории. Но великие названия Афин, Саламины, Аргоса и Коринфа еще недавно звучали в моих ушах, а названия нескольких греческих колоний в Скифии, ставших варварскими, могли лишь слегка возбудить мое воображение.