Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Этот человек является одним из его первых чиновников, чьего покровительства пытается добиться каждый с помощью немалых чаевых, что люди вы-нуждены оставлять в этом кафе, прощаясь с его хозяином.

22-го числа я был вполне рад, наконец, встретить татарина, соизволившего предоставить мне сведения относительно товаров, здесь отсутствующих. Я убедился, что наши сукно, ситец, оружие, гвозди, а также оконное стекло будут выгодно здесь продаваться. Жители Анапы могли нам предложить шкуры быков, зайцев, некоторый пушной товар и воск. Я тут же отправился к паше, чтобы предпринять последнюю попытку. Его лицо показалось мне менее неприветливым. Долгая политическая беседа, что мы вместе вели накануне, предоставила ему лучшее обо мне мнение. Я воспользовался этим, попросив его разрешения встретиться с анапскими торговцами. Он мне такой милости не предоставил, но пожелал отправить на борт «Auguste» с поручением осмотреть драп и ситец, в коих нуждался. То был один весьма добропорядочный армянин. Я убедил его простоватостью своих вопросов и доверием, что я якобы к нему питаю, в том, что он очень многое выиграет с нами, если мы осуществим несколько коммерческих сделок в Анапе. К этому я добавил весьма исполненный почтения прием и несколько стаканов пунша, что завершили достижение желаемого эффекта. По возвращении к своему хозяину, тот предложил свою голову в качестве гарантии нашего поведения и настойчиво рекомендовал паше позволить нам продажу наших товаров, а также покупку таких, что могли бы нам предложить местные жители. Во время обеда с этим imrodor, или дворянином на службе у сеньора, я употребил приблизительно то же средство. Этот человек любил выпить» я показал ему бутылки рома, и он сразу же стал повсюду разглашать, что хорошо был знаком со мною еще в Константинополе и в Александрии.

На следующее утро молодой албанец из Лариссы явился сообщить мне, что в сознании паши произошла в мою пользу разительная перемена. Я сказал ему о намерении, в коем я пребываю сделать тому подарок, и попросил его руководить мною в выборе вещей, которые тот счел бы для себя приятными. По его совету я выбрал ром, сахар и галеты, что и поспешил приказать отнести в дом паши, куда я отправился и где мне уже не приходилось сомневаться в своих успехах, когда тот предложил мне сесть и когда услышал от него приказ подать мне кофе; из ряда вон выходящая почесть, коей я еще не удостаивался. Мы получили наконец разрешение выгрузить наши товары и разместить их в маленькой лавке, находящейся между кафе туфекчи-баши и лиман-рейса, и мы получили от паши в качестве подарка двух баранов. Все это, в сочетании с прекрасной погодой, возвратило улыбку на наши губы, наши лица прояснились и мы думали лишь о том, как извлечь прибыли из того, что взяли с собой. 24-го числа, в весьма ранний час, огромное количество шкур быков и коров уже было нагромождено перед нашей лавкой, дабы быть обменено на оружие. Наши товарообмены изо дня в день становились все более крупными, жители Анапы и черкесы постоянно окружали нас и высказывали нам свое удовлетворение, пытаясь принести нам все, что, как им казалось, мы желали. Однако нам не было позволено свободно прогуливаться в других кварталах города, так как некоторые торговцы продолжали видеть в нас врагов, и паша, не особо в то веривший, боялся подвергать нас опасным последствиям их подозрений.