Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Я убежден, что через 2 года в Анапе не останется ни одного турецкого торговца, и что все станут по-средниками или порученцами русской торговой фирмы. Это поселение должно будет охраняться консулом, который имел бы под своим командованием маленький военный корабль, используемый для поддержания связей с побережьями Крыма и Черкесии.
Между турками и черкесами иногда вспыхивают ссоры и драки, нарушающие покой Анапы и даже ее торговлю. Часто поводом становится случай редкий для цивилизованного народа. Один пример тому: гарнизонные канониры обманули доверие одного черкеса, изнасиловав его жену; несколько районов поклялись отомстить за это и заявили паше, что они будут нападать на всех турок, коих они встретят, до той поры, пока возмещение не будет соизмеримо огромности оскорбления; они добавили, что война их вовсе не страшит и что если у турок есть крепость, у них есть горы. Виновник был пашой помещен в тюрьму, пока не был оглашен ему приговор, который заключался в уплате компенсации оружием, кусками ткани и скотом.

По этому случаю один черкес заметил мне, что турки погрязли в изнеженности и что они не в состоянии были защитить Анапу от малейшей атаки, произведенной русскими, если бы у них не было 20 тысяч черкесских всадников, которые могут устремиться к ним на помощь. «Эти турецкие солдаты не стоят и трех пара, — сказал он мне, — мы иные, мы — «франики», сильные, воинственные и влюбленные в славу». После этого он пригласил меня пойти вместе с ним посмотреть огромное количество камней, еще находящихся в горах, с подписями, удостоверяющими, добавил он, пропохождение черкесов, к коим они сохраняют самое большое почтение. У меня не было возможности совершить эту поездку, хотя она была бы весьма интересной, ибо мое присутствие в Анапе было необходимым.

16 мая я познакомился с одним армянином из России, приехавшим получить денег, что ему задолжали турецкие торговцы. Он объездил внутренние районы, чтобы купить заячьи шкурки, отправленные им в Таганрог. Он оплатил их рублями и серебряными монетами. Он рассказал мне, что есть районы, полностью заселенные армянами, отличающимися от черкесов лишь христианской религией, коей они следуют. Среди них есть священники. Я не смог ничего узнать об их происхождении. Я горячо желал бы сам их посетить. С какой пользой можно было использовать их, чтобы попытаться развить в Черкесии драгоценные зародыши христианства, там существующие! Это было бы весьма прекрасным начинанием для посланника веры Иисуса Христа, может быть, единствен-ным в своем роде для умиротворения Кавказа! В моих первых поездках в Черкесию я был сильно поглощен подобным планом, и в мой отъезд из Нидерландов я хотел взять с собой маленькую статую святой девы Марии, чтобы подарить ее черкесам под именем их Мериссы, так как я нахожу, что христианство не должно быть представлено этим народам как религия чужая, а скорее как их собственная, иллюстрированная, изложенная и направленная на цель более нравственную и более возвышенную.

Этот армянин имел документ, по которому русские власти поручали ему собрать сведения относительно судьбы капитан-лейтенанта Гунали и его экипажа, захваченных на транспортном бриге «Raphael» черкесами в 1818 году, когда они возвращались из Редут-Кале в Керчь.