Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Князь Ногай, сын Индара-Ку, прибыл в Анапу 24 мая, сопровождаемый г-ном Таушем, одним из чиновников, находящихся на русской службе в Пшате. Я рассказывал об обоих в описании своих первых поездок в Черкесию. Я был очень рад вновь их увидеть. Ногай, представившийся моим конаком, извинился, что не встретился со мной ранее, и спросил меня, нет ли у меня жалоб на анаполийцев. Я рассказал ему об их подозрениях и затруд-нениях, с коими я столкнулся по моему приезду. Это привело его в бешенство против паши, и я приложил немало усилий, дабы воспрепятствовать ему пойти поругать того. Ногай захотел посетить бриг и там объявил себя конаком всех членов экипажа. М. Дёлеклюз, вспомнив об Атиухае, понял, что бесполезно ожидать, чтобы у него не потребовали подарка, и приказал приготовить ружье, немного пороха, ситца и нескольких иных мелких вещей, что Ногай с удовольствием принял. Он отправился ночевать на берег, а г-н Тауш, с коим мне хотелось побеседовать, остался на борту до следующего дня. Я узнал от него, что ущерб, причиненный саранчой 5 лет назад в Новоруссии, побудил некоторых спекулянтов из среды евреев-караимов или армян отправиться на поиски зерна на черкесское побережье, куда они отвозили керченскую соль. Груз на обратном пути состоял, главным образом, из ржи, продажа которой в Крыму давала немалую при-быль. Этот груз занимал 3 или 4 маленьких судна под русским флагом. Но как только урожаи станут хорошими в Таврической губернии, а остальная часть Новоруссии сможет обеспечить себя продовольствием, эта торговля не сможет сохраниться. Кроме ржаной муки привозились небольшие партии воска и пушнины. Несмотря на малый размер этих сделок они, тем не менее, вселяли надежду на обретение дружбы черкесов с помощью торговых связей и русское правительство по увещанию г-на Скасси отправило ценные подарки князю Мех- мету Индару-Ку, который всегда играет роль главного защитника русских в Черкесии.

Г-н Тауш зимой совершил поездку в край абазехов, известный европейцам под названием Абазия, он считает его более богатым, чем земли натухайцев, и уверяет, что иностранец, который будет там рекомендован Индаром-Ку, не замедлит быть очень хорошо принятым. Его жители имеют особенный язык, который г-н Тауш понимает лишь весьма незначительно. Они говорили ему, что у них есть несколько древних построек, славящихся святыми местами и хранящих в себе священные книги, изображения и очень богатые орнаменты. Они служат убежищем для преступников, коих никто не смеет оттуда выгнать. Это, несомненно, церкви, что, как известно, существуют у абазехов и свидетельствуют о пребывании среди них христиан. По тому также, что мне рассказывал г-н Тауш, похоже, что античность оставила здесь и такие ценные следы, как барельефы, статуи, надписи, осколки фризов и колони. Печально, что г-н Тауш не попытался удостовериться в существовании столь чрезвычайно интересных объектов. Он мне показал несколько монет босфорских царей и сказал мне, что в окрестностях Пшата в одной вазе найдено было огромное их число из серебра, но он узнал о том слишком поздно, когда черкесы все их переплавили. Если ты интересуешься этими ценными памятниками народов и торговли эпохи Античности, несомненно, что не только легко будет заполучить себе все, что случайно обнаруживается во время обработки земли, но и можно будет нанять некоторых местных жителей специально заниматься их поисками.

Во время моей первой поездки в Черкесию мне рассказывали о нескольких примечательных своими формами горах, из недр которых выходят вредные испарения. Г-н Тауш в своей поездке слышал, что там есть одна очень высокая вершина на Верхнем Кавказе, вероятно Эльбрус, таящая в себе страшную пучину, в которой иногда слышатся сильные звуки цепей и стоны. Абазы рассказывают, что один человек из их племени утверждал, что спустился туда и обнаружил там огромного великана, прикованного цепями к скалам, кото-рый сказал ему: «О ты, житель земли, посетивший меня, скажи мне, что происходит там, наверху? Всегда ли зеленеет там трава? Царит ли мир в семьях? Верна ли там жена мужу? Послушна ли матери дочь? Сын отцу?» Когда черкес ему ответил, что да, он произнес: «Тогда я вынужден оставаться здесь еще долго ».