Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Эта фабула имеет очевидное сходство с мифом о Прометее, следы которого я с удовольствием обнаруживал в том самом крае, в котором и помести-ли его античные поэты. Она доказывает нам, что этот персонаж должен иметь историческое происхождение, на которое, вероятно, возможно будет пролить какой-то свет, тщательно исследовав вы-сокий Кавказский хребет.

Я спросил у г-на Тауша о новостях из семьи Индара-Оглу и узнал с болью, что недавно умерла жена этого князя. Один шапсугский князь торговался за его дочь Гвашу, но цена, которую он ранее давал, выглядела слишком малой. Чапсин, кою я знал очень юной, была знаменита у натухайцев своим искусством во всех рукоделиях своего пола и матери приводили ее в пример своим дочерям. Исламгери был прозван мудрым и часто его выбирали судьей в важных делах. Касполет пошел по следам своего брата Ногая и уже отличился в рискованных набегах. Моисей, самый юный из сыновей Индара-Оглу, в возрасте 14 лет, уже похитил несколько голов скота и коней; наконец восьмилетний ребенок Ногая украл двух коз. «О! — воскликнул г-н Тауш,- все свидетельствует об ува-жении, могуществе и долгом процветании в доме Индара-Оглу!» Это восклицание вызвало у меня смех, напомнив г-ну Таушу, что он разговаривает с иностранцем. Он сказал мне: «Вы много путешествовали после того как мы встретились в этом краю. Вы всегда пребывали среди цивилизованных народов и я позабыл, что там существуют иные представления относительно того, что составляет честь, а многие вещи зависят от более или менее ярких рамок, в коих их помещают. Я уверен, впрочем, что даже в Париже вы иногда сожалели о равнине Пшат; что у золоченых ворот Тьилери вы вздыхали о скромной соломенной кровле князя Индара-Ку, и что внутри этой столицы цивилизованного мира, где искусство постоянно скрывает от взоров природу, вы иногда переносились в наши леса и участвовали там в наших празднествах». Г-н Тауш был прав.

В описании моих первых поездок в Черкесию я упоминал, что этот представитель проживал в данной стране с шестнадцатилетнего возраста; некоторые обстоятельства побудили его покинуть г-на Скасси, когда я перестал командовать шхуной «Черкешенка»; после того 3 года он прожил в Крыму, вместе с родителями, постоянно скучая о своей приемной родине. К окончанию этого промежутка времени его прежний начальник пожелал снова поручить ему руководство коммерческими связями с Черкесией, для коих он был просто необходим, и он ухватился за такую возможность возвратиться туда на транспортном судне. В роли сослуживца ему был определен генуэзский моряк г-н Мольфино Мудров, в 1818 году похитивший девушку из Пшата, который вынужден был покинуть его, дабы возвратиться в Крым.

Г-н Тауш покинул нас на следующий день, 25-го числа, после обеда. Он тотчас же отправился в путь вместе с Ногаем, направившись в Бугае, где должен был встретиться с некоторыми русскими продавцами.