Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Я заметил, что этот визит Ногая и то, что он сказал, несомненно, обо мне жителям Анапы, содействовали уважению, что я, наконец, добился, чтобы мне даровали. Несколько торговцев явились заверить меня в том, что друг Ногая всегда будет иметь в их лице самых ревностных защитников.

Один черкесский князь по имени Наурус-Оку-Дев- лет-Мурза, отличившийся в войнах против русских и пользующийся большой репутацией в окрестностях Анапы, попросил моей дружбы, заявив мне, что он являлся двоюродным братом Но- гая, и что он сожалеет о том, что не познакомился со мной раньше, ибо он, возможно, был бы мне весьма полезен.
По истечению месяца, что я ежедневно находился с черкесами, мне удалось собрать достаточно большое количество слов, чтобы изъясняться, но удивительно, что по моему прибытию в Анапу лишь очень малое число слов, из коих я прежде составил маленький словарь, было включено в него, и когда я захотел исправить орфографию, я по 20 раз менял буквы в одном и том же слоге, несмотря на то, что уделял самое пристальное внимание манере произношения черкесов. Это затруднение ощущается в произнесении большей части их слов. Я приписываю его тому, что эти народы абсолютно не имеют письменности, звуки, ими употребляемые в образовании их слов, абсолютно не фиксируются и, следовательно, легко и в весьма неопределенной манере произносимые, могущие с помощью голоса имитироваться, никак не изображаются буквами. Турки, дабы то стало понятным, рассказывают, что султан отправил в путешествие одного ученого, чтобы изучить все языки земли, и что по возвращении того, когда его упрекнули, что он не знает черкесский язык, ученый достал из своего кармана небольшой мешочек, наполненный галькой, который он стал трясти, утверждая, что только так можно повторить звуки этого странного языка.
Хотя черкесские товары каждый день все больше стекались в Анапу, а наши товарообмены становились все более значительными, мы приняли решение приготовиться к отъезду, с учетом того, что наступило время нашей встречи на рейде Феодосии с «Triton». С этой целью я посетил пашу, чтобы попросить у него бумаги «Petit Auguste». Он приказал их подготовить и передать мне сертификат, свидетельствующий, сколь он удовлетворен моим поведением, а также коммерцией, что я хотел испробовать наладить в его крепости. Он упрекнул меня в том, что я не приходил к нему в гости чаще и задал еще несколько вопросов относительно состояния и политики главных христианских государств. На следующий день у меня появилась оказия испытать его правосудие. Туфекчи-баши, как я уже о том сказал, исполнявший функции начальника полиции, наговорил дерзостей Али-аге, который взял на себя обязанность заставить его заплатить за разные вещи, им у нас купленные, но которые он хотел сохранить у себя бесплатно сверх достаточно большого числа подарков, ему нами сделанных. Я подал жалобу паше, последний тотчас приказал позвать того и, ужасно отругав его в моем присутствии, приказал ему оплатить таможне ввозные и вывозные пошлины, составляющие сумму равную той, что он должен был нам. Некоторые армяне сделали все возможное, чтобы склонить меня пожертвовать этими деньгами, на страшный манер живописуя мне злопамятство туфекчи-баши, но это лишь еще больше побудило меня доказать жителям Анапы различие, что существовало между нами и каким-то рая; и в особенности в Турции, где, по обыкновению, следует самому выбрать место, что хочешь занять.

1 июня достаточно значительное число черкесов прибыло вновь потребовать сатисфакции за оскорбление канонирами женщин. Жители Анапы были крайне встревожены и предложили 1 тысячу 200 пиастров или виновника, дабы того продали, но дело тем не завершилось.