Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

 

ПОЕЗДКА В АНАПУ В 1824 году

Некоторые обстоятельства вынудили г-на Дёлеклюза отправиться в Константинополь на «Petit Auguste». Он отплыл из Феодосии 26 марта — 7 апреля 1824 года, не исполнив обязательства перед Бальтазаром, который, следуя его приказам, подготовил ему все им истребованные товары. По этому поводу мне написал сам паша, и я счел себя обязанным немедля найти Бальтазару другого покупателя, коего я встретил в Феодосии, но с обязательством самому сопровождать в Черкесию одного из его агентов, г-на Беранже, не осмелившегося отправиться туда одному. Я согласился на это и 31 марта — 12 апреля мы быстро отплыли из Феодосии и вечером достигли Керчи. Проведя там несколько дней, мы пересекли на судне Киммерийский Босфор и, прибыв в Тамань, наняли повозку, чтобы отправиться на ночь в Бугаз, расположенный в 18 верстах. Бугазом именуется маленькое собрание домов, расположенных во входе в лиман, что образуют воды Кубани. Это турецкое или татарское название; оно означает «глотка» и служит обозначению всех устьев рек, а также проливов. В Бугазе имеется карантин для лиц, прибывающих из Черкесии; таможня, несколько казаков, несколько артиллеристов и 50 солдат пехотного полка таманского гарнизона. Там я встретил одного служащего Министерства иностранных дел, коему г-ном Скасси было поручено оказывать протекцию торговле между черкесами и русскими и наблюдать за тем, чтобы военные боеприпасы не ввозились в Черкесию. Под контролем служащего находился и торговый рынок. Товары, прибывающие из России, не облагались на таможне в Бугазе никакими экспортными пошлинами, а черкесские освобождались там от импортных. Такая же привилегия существовала в Керчи для грузов русских кораблей, но от них требовали предоставления поручительской расписки, выданной комиссарами, находящимися в Черкесии, и наличия, по их возвращению, свидетельства о месте производства товаров. Эти меры, принятые, чтобы избежать того, чтобы данная привилегия не служила какой-нибудь иной торговле и чтобы воспрепятствовать тому, чтобы этим воспользовалась также Анапа, были, конечно, недостаточными, когда кто-то пытался уклониться от налогов, ибо кто мог помешать выгрузить на черкесском побережье товары, кои через день отправлялись туркам или вновь загружались на корабли, плывущие в Средиземноморье? Прибыль от продажи крымской шерсти составляла здесь 50 процентов, а от продажи бычьей кожи — 25.