Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

Эта торговая операция стала причиной события, которое доказывает немногое доверие, что должны внушать Турции выражение расположения к ней жителей, покровительство вождей и спокойствие, коим временами здесь можно наслаждаться.

Один за другим приходили ко мне люди, сообщая, что некоторые торговцы с горечью смотрят, как один магометанин, Гедж-Ага из Трапезонта, и армянин Бальтазар единственные извлекают прибыли, что им достаются от закупок г-на Гарибальди. Они хотят, как мне сообщают, поджечь их товарные склады и убить меня как лицо, содействующее появлению гяуров в Анапе. Ип-Чауш, недавно покинувший Константинополь по причине совершенного там убийства, отметился во главе наших самых пылких врагов и домогался чести стать моим убийцей. Этот человек, однако, все дни приходил осушить несколько стаканчиков рома, обильные запасы которого у нас имелись, и всем нам он высказывал большое расположение. Одним вечером, когда я остался один между стенами крепости и берегом моря, я увидел, как он медленно приближается ко мне. Его лицо, что украшали длинные рыжие усы, было бледным, а от светло- голубых глаз исходил остановившийся на мне зловещий взгляд. «Ты меня не знаешь,- сказал он, подойдя ко мне,- я дервиш в этих местах, но Стамбул, Румелия и Анатолия помнят Ил-Чауша! Что ты приехал делать в Анапе?» — при этих словах его рука потянулась к кинжалу, а я, готовый сле-довать всем его движениям, тотчас встал справа от него и, вынув наполовину свой, приготовился им воспользоваться. Ип-Чауш задрожал от злости, увидев, что я изготовился бороться с ним за свою жизнь. Мое положение было ужасным, так как каким бы ни был исход боя, я был обречен, ибо, если бы я убил своего противника, жители Анапы отнюдь не замедлили бы отомстить мне за его смерть, пока я смог бы найти спасение у одного из моих черкесских конаков. Бог спас меня!.. Появился один таможенный чиновник, добрый старик из числа моих друзей, и Ип-Чауш при виде его возвратился, будучи в ярости, в крепость.

Столь же трусливый, как и коварный, он заявил своим сообщникам, что нашел более разумным избрать в качестве жертвы Бальтазара, являвшегося лишь рая, и на следующий день, 11 июня, он заколол его кинжалом у двери его лавки.

Это жестокое событие привело меня в отчаяние. На всю мою жизнь я сохранил о том самое мучительное воспоминание. Увы! Мне суждено было явиться с берегов океана, чтобы стать виновником смерти этого старца и тем самым отнять его у его несчастной семьи! Слезы его двоих сыновей легли тяжким бременем на мою душу. Я едва мог вынести их взгляды, в коих мог прочесть ужасные упреки!

Паша прислал к моей двери охрану из шести человек и приказал пригласить меня к нему. Хотя убийства были частыми в Анапе, последнее потрясло все население и произвело глубокое впечатление на Сеид-Ахмета.