Рейтинг@Mail.ru

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию.

Тэбу де Мариньи. Поездки в Черкесию. 2018-04-05T14:04:35+00:00

В течение июля в Пшате 2 сборища черкесских князей и паша Сеид-Ахмет совершили поездку во внутренние земли в 8 лье от своей крепости. Он пытался осуществить очень важное дело, заклю-чавшееся в том, чтобы принудить соседние с Ку-банью племена дать клятву послушания султану и управляться отныне турецкими законами. Чтобы преуспеть в том, он поочередно льстил наиболее преданным Порте князьям и вассалам тех, кто аб-солютно не желал чужеземного ярма. С этой целью он поддерживал жалобы этих последних на не-правомерную власть, что присвоили себе их сеньоры, которые, говорили они, были бездельниками, всегда на конях, живущими за счет их трудов. Сеид-Ахмету приписывают истребление шапсугских князей. Этому паше удалось заставить принести клятву кабардинцев, абазехов и бжедугов, и во время моего пребывания в Анапе он назначил одного турка управлять ими. Это событие было торжественно возвещено жителям, собравшимся у него 2 августа.

Бриг «St. Laurent», отправленный г-ном Гарибальди в Таганрог, 3 июля возвратился в Анапу. Он завершил свою погрузку 2 августа и 3-го числа отплыл в Геную. Попрощавшись с пашой, я отправился сам в тот же день вместе с г-ном Гарибальди в Бугаз, куда мы прибыли в 10 часов вечера. Ночь мы провели на рыбачьей косе и покинули черкесскую землю лишь утром следующего дня, дабы стать на карантин на русском берегу. Он продолжался лишь 15 дней, подвергнув наш багаж окуриванию.

13 августа шлюпка корабля, принадлежавшего г-ну Скасси, причалила к Бугазу вместе с капитаном Озерным, командовавшим им, его экипажем и двумя пассажирами-армянами. Они сообщили, что, загрузив рожь и строительный лес в Туле, они 29 июля стали на якорь в Пшате, дабы получить там необходимые на товары документы, которые местные чиновники выдавали лишь после захода солнца. 3 черкесские лодки направились к ним, и они попытались ускользнуть от них, снявшись с якоря, но мертвый штиль задержал их, и они стали жертвой пистолетных выстрелов по палубе и парусам. Не имея никакого оружия, дабы им про-тивостоять, мы оставили далеко позади себя черкесские лодки на шлюпке, которая имеет более быстрый ход.

16-го числа в Бугаз прибыл г-н Кодинель. 17-го числа г-н Тауш и сын Индара-Ку Ислам-Гери явились сообщить ему, что удары, один за другим наносимые по слабым попыткам русских подданных наладить коммерческие связи в Черкесии, приводили в уныние уполномоченного, который, впрочем, в большей мере, чем кто-либо иной, продолжал верить в здравомыслие натухайцев. Позднее я часто слышал рассказ об этом событии в Крыму, оно описывалось по-разному. Среди прочего утверждалось, что лодки эти, коих столь испугался капитан Озерный, везли черкесов, желавших развлечься на борту его корабля. Эта плохая шутка, не заслуживающая большего доверия, чем та, в которой утверждалось, что пиратами были турки, посланные анапским пашой. В конце года консул Франции в Трапезонте сообщил крымским властям, что был обнаружен без команды на анапском побережье, близ Ризеха, русский корабль. Описание его, сделанное этим чиновником Ником, доказывало, что речь идет о судне Озерного, но чтобы его заполучить, необходимо было уплатить туркам значительную денежную сумму, кою, как те утверждали, они израсходовали на его починку, и она была им выдана. Похоже, что черкесы, не знавшие искусства управления кораблем, бросили его после того, как полностью разработали все, что могли с собой унести.