Рейтинг@Mail.ru

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков

Византийские источники по истории древней Руси и Кавказа. М. В. Бибиков 2018-04-05T12:25:44+00:00

Риторичность писем византийских авторов также нередко затрудняет их исторический анализ. Элементы деконкретизации, стереотипы образов и выражений, традиционность тематики и стиля таких посланий связывается с принадлежностью византийской эпистолографии к одному из жанров литературы, имеющих свои законы. И вместе с тем письмо — акт непосредственного сиюминутного общения, передачи информации — в аллюзиях и аллегориях, стандартных формулах клише содержит интересные актуальные свидетельства. Но при анализе данных эпистолярных памятников важно уловить необходимый материал в синтезе непосредственно отражаемого факта и традиционности, «этикетности» рассказа о нем: задача — не препарировать источник, расчленяя его и отбрасывая все литературное, этикетное, стереотипное и оставляя для исторического исследования фактологическую часть, но попытаться понять значение такой формы выражения как способа мышления, исследовать эти категории формул как адекватное выражение оценки и самосознания автора.

Подобным же сложным характером обладают и стихотворные сочинения византийских риторов. Написанные по поводу тех или иных событий общественной жизни так называемые исторические стихотворения являются также важным источником по военно-й и политической истории, просопографии, международным связям.

Необходимость исследовательской установки на осмысление жанровых особенностей источника в той же мере приложима к анализу агиографии, византийско-го романа, комментариев, схолий, мемуаров, полемических трактатов XII в., содержащих данные по нашей теме. Для рассматриваемого периода большинство этих сведений по истории нашей страны используется впервые. То же можно сказать и о филологических комментариях и схолиях к античным авторам, где обнаружены интересные данные для изучения этнических и географических представлений византийцев. Используются и материалы византийско-й сигиллографии. Некоторые тексты изучались в рукописях.

Наряду с нарративными источниками работа предусматривает и обследование актов. Объем сведений византийских актов XII—XIII вв. по нашей теме возрастает по сравнению с более ранним временем: с этого периода документы — императорские хрисовулы, простагмы, патриаршие послания, синодальные постановления, описи и купчие грамоты — постепенно с конца XIII в. становятся важнейшим источником исследований историков. К рассматриваемому периоду относятся многочисленные акты богородичного монастыря Лемвиотисы близ Смирны, св. Павла на Латрской горе, Патмосского монастыря, хиосского Неа Мони, греческие грамоты монастыря св. Марии в Мессине. Интересный материал представляют и акты, хранящиеся в афонских архивах: Русского монастыря, монастырей Ксенофонта, Пантократора, Хиландаря, Эсфигмена, Зографа, Филофея, Ивирского и др. Акты до начала XIII в. представляют собой древнейший пласт афонского архива. Для исследования данных греческих документов Афона этого времени по истории Руси, тюркских народностей, кавказцев и славян привлекаются материалы и до XII в., что позволяет проследить эволюцию самого источника и на этой основе — его сведений по нашим проблемам.

Вместе с тем, занимаясь исследованием данных византийских актов по истории народов, населявших территорию СССР, мы должны учитывать, что количество сохранившихся документов нашего периода не может характеризовать степень интенсивности общения Византии с Русью и соседними с ней народами; сохранность византийских документов XII—первой половины XIII в. по отдельным отрезкам этого периода неравномерна, что необходимо учитывать при анализе количественной стороны византийских актов. Так, например, единичны документы патриархов Льва Стипа, Косьмы II Аттика, Николая IV Музалона, Василия II Каматира, Никиты II Мундана, зато известно сравнительно большое количество документов императорской канцелярии при Мануиле Комнине, патриарших актов Луки Хрисоверга, Михаила III, Германа II. Именно в документах архивов, сохранившихся в большем объеме, находим мы интересующие нас сведения; каждый из выявленных актов тогда может быть понят во внутреннем его содержании, когда рассматривается не изолированно, а на фоне других источников. Такой подход несколько нейтрализует и фрагментарность сведений по нашей теме.